Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Бог есть душа мира
Энопид
xpucmoc   / (без цикла)
Отражение 29
Огромная хрустальная сфера, покоящаяся на столе в полутемной комнате, вдруг вспыхнула неровным зеленоватым пламенем, вокруг нее начали появляться и исчезать, вспыхивая и переливаясь искорки, убыстряя свой бег вокруг зеленого хрусталя. Внезапно свет в сфере погас и отчетливо внутри шара стала видна женщина, сидящая за столиком и явно волнующаяся…

- Черт! Вот черт!
«Мессер» упорно висел на хвосте, никак не удавалось зайти ему под брюхо. Уйдя в «бочку», а потом в глубокое пике, попыталась избежать столкновения с землей, но… увы… Бах! «Game over» - противно сообщила надпись на маленьком экране мобильника. Меня опять сбили в довершение моего неизбежного падения! Неудавшийся бой вызвал раздражение, сменившее азарт игрока, которое липким комом нарастало внутри, наслаиваясь на неурядицы рабочего дня и одинокое ожидание за столиком в кафе приглашенного мной на ужин мужчины. «Ненавижу ждать!» - начинал возмущаться уже изрядно захмелевший внутренний голосок за что и был умаслен очередным глотком пива.

Выбранное мной место для встречи всегда привлекало меня тихой медитативной музыкой, уютным интерьером и полумраком «японского общепита», отсутствием шумных посетителей. В таких местах замедляется чудовищный ритм жизни на время посиделок за бокалом чего-нибудь горячительного, они скрашивают серость будней, внося приятную тональность в настроение, да и инопланетяне в человеческом обличии редко заглядывают в такого рода места, не встретишь и вампира. Мало людей - мало образчиков для изучения и паразитизма.

Он запаздывал или не спешил.
Допила второй бокал пива, настроение улучшилось. Любопытство и предвкушение от встречи, навязанной мною самой, заставляло приятно стучать сердце. Люблю людей. Человек – это Вселенная, всегда интересен, особенно разновидность человеческой особи – мужчина. Заказанный смс-кой в шутку страус, никак не хотел ощипываться и жариться, бегая где-то у себя в прериях Австралии за страусихой. На тарелках вместо пернатой дичи уже аппетитно возлежали осьминоги, этакие «фрики» морей «с изюминкой». Не зря же расплодившиеся в обилии сетевые ресторанчики-суши повсеместно радуют российские желудки своей экзотической экспансией в «культуру картошки, мяса и щей».

Мелодично звякнул колокольчик входной двери и я обернулась. Ну да, сомнений не было, явление асечного персонажа с громким богоподобным «ником», достойным Будды, Борджиа, Наполеона и иже с ними «пред» мои очи – состоялось, теперь уже во плоти.

Первый и сканирующий взгляд к дверям. «Мда… совсем не похож на того, кто был запечатлен на фотографиях, что-то не так я себе его представляла…» - пронеслось в голове. Настроение опять скакнуло к отметке «ноль».

«Чертов «мессер»! В следующий раз буду внимательней и попробую «иммельман». Эх, Макс, гений тактики воздушного боя, тебе бы мобильник с новомодными игрушками!». Мысли метались – «штормило» как всех, рожденных под созвездием Весов с одними «9» и «6» в дате появления на свет. Я отложила мобильник и «игрок» внутри меня начал неспешно расставлять фигурки на старенькую и потрепанную шахматную доску.

«Ужин заказан, вечер может еще будет интересным, уже не убежать, сославшись на дела - сама пригласила, самой и расхлебывать»

Я начала рассматривать усевшегося напротив меня парня. Он скользнул по мне взглядом быстро и оценивающе, я ощутила внимательный взгляд черно-непроницаемых глаз. Хмель начало сдувать, становилось интересно.
С таким глазами и лицом как у него - можно быть демоном, сгубившим не один десяток женских душ и царицу Тамару, и древним хорошо забытым Богом. Художник во мне начал радостно распевать - «АллилуйЯЯЯЯЯЯ»…
….
А где-то за гранью человеческого сознанья и реальности, пробуждалась древняя Тварь, чтобы начать свое неумолимое возвращение в мир людей.

Сфера мягко моргнула, вызвав к жизни новы рой зеленых искорок и показала другую картинку. Высокий парень в синей куртке в задумчивости стоял около ларька с вывеской «Табак». Он явно был погружен в свои мысли или же о чем-то вспоминал…

Состояние одурманенности сонливым утром прошло лишь к обеду, преобразившись из неторопливости в резкость суждений и ответов. Асечное общение было нами по сути завершено, как только договорились о месте и времени встречи. День закончился внезапно, напоминая мне проходящий и оглушительно громыхающий по рельсам скоростной поезд, в установленные 18 часов спешно удалившийся вдаль с затихающим и уже не таким нестерпимым шумом.

Только выйдя с работы, я по привычке прислушался к себе, ожидая отклика, прокачки и прогноза. И странно немного было, что вместо ощущения определенности во мне скользнул некий червячок сомнения в резонности задуманного. Небольшой приступ внутренней паники, с чего бы это? Осознание будущего, что ли. А если задуматься, каким оно будет, это будущее и вообще, надо ли переживать из-за него уже сейчас? Вот чушь лезет в голову! Что за мандраж внутри образовался, интересно. По инерции постоял у палатки, вожделеющее рассматривая пачки ментоловых сигарет и нерешительно корил себя за безволие, сглатывая между тем слюнки и рукой нащупывая мелочь в карманах куртки. Купил пачку «Лючии» - ментол и с осознанием неизбежного падения прошел к переходу. Я понимал, что уже немного опаздываю, хоть и предстоит поездка по прямой ветке, без пересадок, а значит и без дополнительной потери времени. Проехал намеченный маршрут, терпеливо толкаясь среди входящих и торопящихся покинуть вагон людей, озлобленных и усталых, улыбающихся чему-то неслышному мне внутри себя, иногда откровенно пьяных, посторонних , далеких от моего «Я», и таких близких при этом, человечных и живых.

Ответил по пути на её смс - ку, попросив заказать омара или страуса, почему-то вспомнился это старый анекдот именно сейчас. Дико захотелось есть, не первый раз за день! И как назло, нет под рукой ни шоколадки с зеленым чаем, столь привычных на рабочем месте, ни заботливо нарезанных «родившимися сегодня» сослуживцами фруктов на столе столовой. Интересно, как там кормят, в этом суши-баре? Если судить по месту расположения – скорее всего вариант заведения класса западного общепита, возведенного соотечественниками в ранг ресторана, рассчитанный на проходимость и дороговизну, которые в ущерб вкусу еды. Полу-уют, почти неприкрытое хамство персонала, хотя бывают и исключения, встречающиеся не столь часто. Скоро будет видно, что за посиделки у нас получатся, хотя что особенного можно ожидать от переключения с долгой переписки по аське - агенту на встречу и смотрины друг друга в реальности?

Долго, слишком уж долго поднимаюсь по эскалатору, нетерпеливо закуриваю, едва пройдя стеклянные двери и, не успев застегнуться, сразу торопливо затягиваюсь пару раз. Стало яснее немного в голове и, хотя ноги чуть отяжелели – сознание прояснилось и появился некий кураж, сродни противовесу усталости. Прохожу арку и сворачиваю налево, вот и заведение, рукой до двери подать. Затягиваюсь ментоловой в последний раз и тяну на себя высокую дверь. Осматриваюсь под мелодию затихающего входного колокольчика и сразу понимаю, к какому столику мне назначено подойти. Так, фото конечно дело хорошее рассматривать на рабочем месте, но ничего и близко не передают, оказывается. Общая похожесть, как при рассмотрении портрета, нарисованного талантливым, но неопытным ребенком. Сажусь и придвигаюсь поближе к столу, раскладываю в пределах досягаемости пачку «Лючии», телефон и зажигалку, только потом осматриваюсь вокруг. «Интересно, чем ей нравится это место? Тихо, правда не по-домашнему, а как будто в другом совсем потоке оно существует. Кому нужно - окажутся здесь без усилий и раздумий, а остальным путь заказан. А вообще неплохо тут, не к чему придраться. Вот я и определился, место вполне на уровне.»

Теперь смотрю ей прямо в глаза, не меряясь или пытаясь увидеть больше возможного. Сложная женщина, по-человечески преодолевшая в себе не один предел, прошедшая положенный путь и понимающая свою силу очень неплохо, возможно, козыряющая этим, либо использующая внешнее впечатление для отвлечения внимания. От чего же она так, мне интересно, или это лишь женская манера скрывать то, что считаешь слабым местом, отголосок древней уязвимости? Закажу - ка пиво, будет легче настроиться на её волну и вести разговор. Улыбаюсь заранее своим мыслям, отрешаюсь от ежедневных хлопот, воспоминаний и волнений, предутренних состояний без сна и покоя внутри.

…..

Не осознавая себя как Сущность и Личность, всесильная и несокрушимая по отношению ко всего лишь людям Тварь или как она себя называла иногда про себя – Дерзость - чувствовала внутри нарастающее напряжение и беспокойство. Сродни предвкушению, почти ожидание, а по сути своей - лишь осуществление Намерения.
Время приходит, пора возродиться снова. Её имена - звуки, имеющие протяженность во времени, обретающие собственную жизнь, лишь сорвавшись с уст произнесшего, звучали все чаще и громче. Некоторые из них подхватывались людьми и частично деформировались, теряя звучание и весомость от упрощения и скороговорки беглой речи, либо приобретали остроту с помощью привнесения в новые наречия и языки. Перевод искажал смысл и несомую энергию, но всегда находились одиночки, превосходящие толпу в искушениях, находившие талантливые решения. Поэты и философы, сновидцы и Ловцы Душ – рано или поздно каждый произносил вслух заветные слова, приближая неизбежный Исход.

Зеленый магический шар продолжал светиться, в нем были видны уже двое сидящих за одним столиком – мужчина и женщина, оживленно что-то обсуждающие… Женщина явно была чем-то расстроена….

Парень определенно не хотел «даваться и отдаваться».

Меня удивляло странное ощущение непробиваемой выстроенной стены вокруг этого мужчины. «Вроде здесь и не здесь. Наверно, скучно ему и отсиживает положенное приличиями время» - такая мысль удивляла, явно не окрыляя как «Ред Булл».
Особых признаков заинтересованности во мне, как женщине, не наблюдалось - это и розовеющие ушки - отражение внутреннего волнения и начинающий изменяться взгляд от тускло-обычного до загорающегося, так свойственного мужчинам, попавшим в сети основного инстинкта.

На углу столика уселся видимый только мне малец с крылышками за спинкой, колчаном и резным причудливым луком. Он время от времени хихикал, зажимая ладошкой ротик, в его хитрющих глазках мерцали светлячки.

Потянувшись рукой за принесенной парнем пачкой сигарет (свои я не ношу, если собираюсь на какое-нибудь мероприятие, предпочитаю «стрелять» - студенческая привычка), больно щипнула приметного только мне малыша за пятку. Он обидчиво вспискнул и уставился на меня. «Ну??? Давай же, помогай, зачем притащился тогда? Отрабатывай положенное, а то боссы не поймут!» - мысленно обратилась я к нему. Детка фыркнула и отвернулась. «Ах так!» Он тут же получил пинка, от нехитрого движения руки за зажигалкой, свалившего его с края стола. Обиженная гримаска появилась на детском милом и пухлом личике. Он взлетел. Вся его удаляющаяся фигурка выражала обиду, крылышки нервно и часто взмахивали, спинка ссутулилась. «Ведь они тоже любят филонить и увиливать от основных обязанностей, отдыхая в часы работы, а не в положенное для этого время» подумалось мне.

Надо было самой переходить границы и без помощников откатывать «программу».
Пришлось включить «автопилот» и начать развлекать гостя. Для «затравки», приглушенным хрипловатым голосом произнесла:
- У тебя интересное лицо… взглядом плавно сопровождая каждое слово… чувственные губы, высокие скулы, красивые и необычные глаза…- и осеклась…
«О, черт, да он похож…», откровение из глубины сознания испуганной птичкой быстренько свернуло свои крылья и исчезло… на время…

Маленький напарник «путти-купидон» был обижен, не собирался возвращаться. Оставив меня с арсеналом отнюдь не магическим и волшебным. Пришлось сыпать разными байками и историями из своей жизни. «Объект» слушал вежливо, добавляя изредка и скованно свои реплики, но сам на контакт не шел, видимо погруженный в свои думы или же отрабатывал план «ухода огородами» от разошедшейся дамы.

Странно, но «стена» и некая ощутимая мной «нечеловеческая стерильность» оставались непокоренными и манили как недосягаемая вершина, несмотря на все мои усилия. «Пора и к дому, по пути еще раз попробую, может - эпатаж??? Нет такого человека, к которому нельзя подобрать ключи» - подсказывала мне моя многолетняя практика общения с мужчинами и женщинами.

Расстались в подворотне. Ничего не сработало!

А вот спокойствие окутало все сознание, пока ехала в метро, устроилась поудобней на скамье в полупустом вагоне, закрыла глаза ( в метро всегда дремлю, стараюсь не рассматривать людей), включился «фоторобот» и впервые система дала сбой, да какой! Метод «полного погружения Станиславского» не сработал!!

«А вот оно!!!»
Теперь я точно знала, с кем я сегодня встречалась. История, начатая как невинная «развлекалка» для взрослых в ин-сети, начинала приобретать реальные черты. Мой давний бред из сновидений становился реальностью.

Опять нахлынули воспоминания, того, что обычный человек примет за сумасшествие и хорошую «крепкую шизофрению». Серебряные молоточки мыслей отстукивали одну единственную фразу «называй меня моим именем вечно», произнесенную много веков назад.

….

Тварь устроилась на высоком пилоне храма, сверху была хорошо видна залитая заходящим солнцем каменная терасса и горы.

На терассе стоял человек, губы беззвучно произносили слышимые только ему слова… «называй меня моим именем вечно»
Тварь готовилась овладеть телом человеческого существа в этот предзакатный час, навсегда убив в человеке человека.
Хищно оскалившись, развернув свои мощные крылья, покрытые древними узорами и выжженными навсегда руническими символами, она взмыла вверх, на какое то мгновенье, замерев на пике своего взлета, стремительно понеслась вниз на одинокую фигурку. Горы содрогнулись. Огромные крылья укрыли человека, поглотив его на миг, закрыв от умирающих лучей и лика солнца. Очертания Твари исчезли, навсегда приняв облик того, кого называли…

Сфера приблизила изображение и крупным планом в ней появилось лицо парня, который очень внимательно слушал женщину, сидящую напротив него за столиком.

Устроился поудобнее и стал наслаждаться моментом - едой и легким опьянением от пива. Сигарету затушил одну и сразу же закурил еще, вот ведь какие легкие они! Неустойчивое состояние у меня, то ли усталость, то ли нарушенный сон на излете ночи сказывается, непросто просыпаться под утро, дрожа от предрассветного нефизического похолодания вокруг. Смотрю на неё и понимаю, насколько разные потоки могут быть у двух схожих во многом остальном людей. Проваливаюсь время от времени в другое время-состояние, куда-то параллельно текущему моменту и так неловко получается, когда сам за собой это замечаю. Как будто дома сижу в шортах с голым пузом, чувствуя себя малым хозяином жизни, и тут хлоп - в следующем кадре тот же я, с тем же дурацким блаженным выражением лица уже нахожусь где-то прямо вот здесь и сейчас. Подобно блохе, перепрыгиваю туда и сюда, стоит лишь поддаться импровизированной медитации.

Наблюдает за мной, рассказывает что-то светское и вопросы попутно задает грамотно, ввинчивая важные для себя в разговор, Полегче, Евгений, девушка-то явно не умеет быть предсказуемой. Поговорили о затронутых раньше в аське вопросах: отношение к людям, о женщинах-мужчинах, как за круглым столом, обозначая свои приоритеты и предпочтения. Задаю себе вопрос – интересно, а как можно сейчас обозначить свой статус и интерес друг к другу? Кто мы или кем бы могли стать – добрыми друзьями или единомышленниками, или «сведенцами», остро и болезненно реагирующими друг на друга? Недаром же с первого взгляда я почувствовал узнавание. Подобно ребенку, шагающему осторожно в полной тьме, на ощупь ориентируясь по стенам, принимая незнакомые звуки за …

Как-то пора уже расслабиться, постоянно поддерживать дистанцию – совсем не является путем к пониманию. Затягиваюсь и начинаю вспоминать, анализировать динамику моего появления здесь. Цепочка предыдущих событий, заботливо развернутая памятью, заставила меня поежиться. Случайные на первый, а точнее неискушенный взгляд, события, знакомства и люди, играющие свои роли, зависимые от настроений и фаз небесных планет. Видящие и неосознающие, скованные препонами сознания и личности? Но между тем исправно притягивающими к себе внимание и меняющие невольно расстановку сил. Намекающие на большее и неспособные определить малость. Столкновения неизбежны, но в этот раз я перестану закрываться и приму любой расклад не оспаривая, как данность, не больше и не меньше.

Вечер завершен, мы выходим на финишную прямую – каждый при своём, каждый возвращается к себе. Останавливаемся в какой-то подворотне сбоку, с намеком на отсутствие освещения. Полутона общения становятся чем-то иным, время съеживается до отсутствующей дистанции между нами. На какую-то секунду я смотрю ей прямо в глаза и, отводя взгляд, понимаю гораздо больше, чем могут дать годы совместной жизни для многих людей, живущих бок о бок со мной. Слова не нужны, мне слышен каждый звук вокруг: собственное неровное дыхание, отдаленные шаги подгулявших прохожих, свист задуваемого сюда ветра. Расстаемся, каждый уносит с собой частичку вечера, бережно заворачивает её в атмосферу встречи и заботливо прячет туда, где это воспоминание будет ждать своего часа. Опускаюсь в метро, перехожу на свою ветку и по пути домой дремлю, не позволяя себе заснуть крепко.

С самого начала что-то явно пошло не так. Привычный способ вживления и полного подавления не сработал, против изъявления древней воли и всех мыслимых предпосылок дав неожидаемый эффект. Полупроникновение, обмен стихиями, а не ожидаемое поглощение слабого сильным, изысканные и такие опасные потоки энергии, нити, хаотично скомканные игрой случая, неспособность вдохнуть полной грудью без боли. Возможно, в древние времена он действительно был полубогом, сущностью, большей, чем простой человек. Наказание или дар, смещение акцентов или сакральное перетекание, поместившее сущности совместно в слабую оболочку, но никак не смешавшее в качественно иное, по сути, создавшее живой артефакт. И появился малый шанс, что в этот раз всё может произойти иначе, что круг зла будет нарушен, сломан совместными усилиями. Четверых ли?

Шепот, струящийся в ночи, подобно чистому искушению, освещенный почти полной луной. Сотканные из слов неизвестного мне языка, бессильные помочь заклинания и имена непознанного, просто слова. Обращение внутрь себя, глубокое погружения в темные воды скрытого от нескромных взглядов посторонних. Редкие моменты просветления и всесилия, горькое разочарование от пробуждения. Ожидание, вековой источник терпения.

Шар внезапно вспыхнул и последнее, что отразила его поверхность была табличка – «Психиатрическая больница № 29. Измайловский округ»

Здание психиатрической лечебницы № 29 уютно укрылось от посторонних глаз в глубине старинного Измайловского парка.

Наступила осень, серые низкие тучи редко пробивали лучи солнца, на миг золотя остатки листвы и черные скелеты деревьев.

Здание было старинной постройки. 3-х этажный особняк 18 века был выкрашен белой краской, большие окна не были закрыты решетками, фасад здания украшала вычурная лепнина в стиле барокко, балкон второго этажа был отмечен причудливым кованым орнаментом.

За время существования этой больницы вокруг разрослись непроходимые кусты, как в сказке «О спящей принцессе» и только маленькая тропка среди буйствующих кустов шиповника и акации, протоптанная медиками-практикантами и профессором клиники говорила о том, что заведение еще функционирует.

Палаты номер «6» и «9» находились рядом на втором этаже. Их отделяла толстая стена.
В палате номер «6» на кровати устроился высокий худощавый мужчина. Застиранная ветхая полосатая и коротенькая пижама не мешала ему чувствовать себя комфортно. Он читал газету «Труд». За стенкой находилась дама неопределенного возраста со всклокоченной рыжей шевелюрой в стиле «Пьер Ришар в России гулял вечером по Тверской, был растащен на сувениры». Трикотажная сорочка голубого цвета с огромными рисунками пушистых баранов по всему полю была до пят и глухо застегивалась на запястьях и шее. Дама сосредоточенно что-то строчила огрызком карандаша на клочке бумаги, изредка слюнявя грифель.

По коридору шли практиканты со стареньким профессором.
-А сейчас, студиозусы, вы увидите наших постоянных и любимых пациентов.
Дигноз! - и дедушка пустился в описание медицинскими терминами состояния двух «подзамочников».

Услышав шаги приближающейся делегации, двое больных одновременно, как по команде, вскочили, отложив свои дела и..
Худющий мужчина начал в воздухе совершать магические пассы, тараща глаза и пытаясь взлететь, часто взмахивая ладонями, как воробышек. Дама же начала метаться по комнате, совершая странные прыжки то на одной ноге, то на другой. Распушив руки, пытаясь изобразить бомбардировщик У-2 на взлете или посадке, стадо баранов металось вместе с ней.

Студенты заворожено прилипли к окошечкам обзора.
- Ну насладились зрелищем? Пора дальше – строго сказал профессор.

Только стихли шаги удаляющихся, оба пациента одновременно прекратили свои действия и достав «ноуты» и с заметным удовольствием стали усердно стучать по клавиатуре, напоминая одновременно вдохновенных пианистов, играющих «собачий вальс» в четыре руки.

И только старенький профессор знал, а звали его Гроссмейстер, что больница это всего лишь прикрытие для этих двоих. И как только наступят сумерки… они распахнут свои огромные крылья и полетят по своим делам в разные стороны.

Старенький профессор, сидел в кресле своего кабинета, рядышком на столе стояла магическая сфера зеленого хрусталя. Поблескивали стеклышки пенсне, он что-то сосредоточенно писал. Закончив писать, он взял изящный бокал красного стекла и отпил из него. Изменения произошедшие с ученым мужем были воистину фантастичны - теперь вместо него в кресле сидел огромный, лысый мужик с нечеловечески фиолетовыми зрачками, глыбой возвышаясь над столом.
- Как ты думаешь, что она написала? - обратился он к уже знакомому нашему купидону.
Малыш изобразил в воздухе цифру, которая синим переливающимся огнем зависла в воздухе и отразила «1732».
- Ну дает! Сколько же можно писать?! Хотя любопытно, прочту… Включи-ка Азнавура! -малыш шелкнул пухлыми пальчиками и по комнате поплыла известная музыка из одноименного фильма «Тегеран 43».

Подойдя к распахнутому окну, откуда тянуло свежестью и прелыми осенними листьями, Гроссмейстер стал читать то, что было написано на неопрятном клочке бумаги.

ИГРА (ОНА)

Вся наша жизнь - игра.
Удивительный мир шахмат. Совершенный и идеальный.
НАША ЖИЗНЬ СРОДНИ ЭТОЙ ИГРЕ. ЛЮДИ ИГРАЮТ, ДЕЛАЮТ ХОДЫ, ЖЕРТВУЮТ ПЕШКАМИ, ИНОГДА БОЛЕЕ КРУПНЫМИ ФИГУРАМИ, ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ РЕЗУЛЬТАТ, А ЭТО ЛИБО «МАТ» ЛИБО «ПАТ» ПРЕДПОЛАГАЕМОМУ ПРОТИВНИКУ ИЛИ СИТУАЦИИ, но…

Моя «Игра» - игра с людьми, сколько живу столько и играю. Осознала в себе Игрока еще в юности, когда осуществилась партия в «ничью» с Гроссмейстером - девочка 13-ти лет, которая только узнала, как ходят фигуры на доске (это вам не памятный бросок Остапа Бендера в глаз «одноглазого шахматиста» - триумфальная игра великого Мистификатора в «Нью–Васюках») – осталась жить.

Итак, я привыкла к тому, что заранее продумываю каждый ход. Мало тех, кто догадывается и знает о моем увлечении. Но это так увлекательно получить желаемый результат! Эта игра была достаточно интересна, как впрочем, и другие. Правила просты, очень просты.
Пожертвовав пешку, которую противник не съел, потом коня, и еще тяжеловесную туру, которую подобрал с удовольствием, что странно – я получила свой «карт-бланш», полакомившись сначала бездарным конем «без носок», а потом и более утонченным слоном, обмен «любезностями» был приятен - это очень вдохновляло. И почти год, мой «противник», сам не осознавая, играл по моим правилам, уверив себя в том, что с ленивой улыбкой наблюдает за моими действиями. Он так и не понял, что погряз уже в истории, которая выливается в эти совместные строки и откровения. Ну что, милый, хочешь услышать то, что никто и никогда не слышал?

КТО ЖИВЕТ ВЕЧНО?

В КАЖДОМ ЧЕЛОВЕКЕ ЖИВЕТ ДРЕВНЯЯ ТВАРЬ - вечно, НО НЕ КАЖДОГО ОНА МОЖЕТ одолеть и превратить в Монстра. Очень давно, очень, она смогла вырваться наружу…

Сейчас я опять закрою глаза и увижу…

Я увижу нас…
Сплетающиеся руки, нежные прикосновения, легкие как ветерок. Это была та самая всепоглощающая любовь, о которой мечтают, ждут и верят люди во все века, горящие на кострах, восходящие на свою Голгофу, ощущающие вкус цикуты, острие клинка, рассекающего плоть, пронизываемые сотнями стальных ос-пуль. Те, кто жив и в ком горит Огонь!

Тихий неслышный никому шепот двух любящих. Мы смотрим друг другу в глаза. И свет соединяет нас. Это будет длиться Вечность, лопаются стальные обручи, сковывающие сердца столько времени и исчезают в небытие. Я помню каждое твое слово, каждый взгляд, движение – это невозможно стереть из генетической памяти. Звездная ночь. Они смотрят на нас сотнями искрящих глаз, плачут вместе с нами, и поют только нам слышимую песню, улыбаются… неслышно шелестят пальмы, шуршит песок, сплетаясь в мелодию Времени и Любви, переходя порог Вечности.
В ту ночь ты одел мне это проклятое кольцо - твой прощальный подарок …

Спустя много веков, я – нищая студентка художественного вуза бегу с занятий домой. На плече тяжелый этюдник и по пути забегаю в «комок». Взгляд упирается на витрину с украшениями, и я не могу оторвать взгляд.

Я вижу - простое медное колечко со стеклянным, потрескавшимся кабошеном… все оборвалось внутри, попросила отложить… рванула до подруги, заняла денег, купила… Держу в ладошке и смотрю на него… снег падает, хрустальные снежинки тают на ладони, а оно лежит и сияет синью стекла и неба и твоего тепла.

Спустя годы, я выкидываю его там, где мы впервые встретились… «будь - проклят!» - кричу я в равнодушное небо, на меня смотрят и оборачиваются случайные свидетели. А ты стоишь невидимо рядом и так же улыбаешься, как тогда, на той террасе древнего храма, когда с каждым шагом росла стена отделяющая нас, с каждым моим шагом прочь в никуда от ТЕБЯ. В тот предзакатный час я уходила навсегда, оставаясь навечно, и повторяла строки, написанные для меня тобой.
Теперь я только поняла… это был единственный способ меня спасти тогда… прогнав, одарив даром вечного перевоплощения и памятью… Ты шагнул далеко за пределы человеческого сознанья, вечности и Вселенной.

Я ловлю сладкое дыхание твоего рта,
Я каждый день восторгаюсь твоей красотой.
Мое желание – слышать твой прекрасный голос,
Звучащий, словно шелест северного ветра.

Молодость возвращается ко мне от любви к тебе.
Дай мне твои руки, что держат твой дух,
Чтобы я смог принять его и жить им.

Называй меня моим именем вечно – а мне
Без тебя всегда чего-то будет недоставать.

Я нашла эту Тварь. Древний бог перво - Людей, пришедших после Великого Льда – теперь украшение моего интерьера. Моя месть свершилась. Я долго искала Тварь, заковавший ее великий разум в оковы глины и рун, сделал мне подарок. Теперь я осталась один на один с Тварью.

Так кто живет вечно?

Когда тебя долго нет рядом, я превращаюсь в Тварь. Я не могу себя контролировать, ты знаешь это, и когда я срываюсь, находишь возможность найти меня, чувствуя, что со мной происходит… в каком бы ты уголке мира не находился ты звонишь, либо пишешь мне письмо, или же выходишь в аську. У нас нет секретов друг от друга, ты сказал как-то мне «да разве я отпустил бы тебя?» и не отпускаешь, это навечно, на нас смотрят… всегда с осуждением и укоризной… или же с завистью… странная пара. Ты не стесняешься вести меня под руку и держать за ладошку, ты всегда рядом… внимательно заглядывая мне в глаза и видя все, что у меня на душе… я для тебя «открытая книга», проживая и переживая наши тесно сплетенные жизни, мы оба ждем нового витка, чтобы все изменилось и чаша весов качнулась в другую сторону… И ТЫ КАК ТОГДА УЧИШЬ МЕНЯ ЗАЩИЩАТЬ СЕБЯ.. Теперь я могу все - Эйе, Эйхель, Хельга, Элга – Ольга… Между нами та незримая связь, которую нельзя порвать.
До нового витка и нового возрождения….

Гроссмейстер вздохнул…
«да, это неизлечимо»..
- Отправь в архив. Будем ждать просветлений!
Он отпил из бокала, оглядел свой кабинет . В полумраке поблескивали золотыми корешками с теснением старинные фолианты, ветер шуршал древними свитками. Малец угрюмо сидел на спинке кресла.
- Скажи мне, она его встретит? Малыш отрицательно покачал головой..
- Нет, две капли одной воды не могут быть рекой – произнес он впервые, старчески трескучим голосом.
Достав «ноут» пациента из палаты номер «6» он сказал. Можно и тут еще прочесть…

ИГРА (ОН)

Вся наша жизнь – авантюры, интриги, и одна нескончаемая Игра.
Баланс и равновесие, диллема выбора и
Алхимия человеческих отношений, непостижимое бликование граней под лучами софитов. Или это стеклышки в переворачиваемом рукой ребенка калейдоскопе?
Или это сияние самой жизни в твоих глазах?
Подстраиваюсь под сильные потоки, следую их велению, пока не накоплю достаточно дерзости и сил. Вдыхаю полной грудью, пока не зашумит в ушах – и бросаюсь в бой, будь что будет после. Люди вокруг подавляют и испытывают эмоции и состояния, поступаются и обманывают, неважно, других или самих же себя. И происходит это для того, чтобы каждый мог прийти к своей сокровенной мечте, точнее к тому, что он считает Мечтой.

Моя задача – помочь, сказать или написать для человека нужные лишь ему слова. Словно хрупкий ледяной ключ, тающий на глазах в руках или под солнцем, он способен открыть ( а, к моему великому огорчению, и закрыть) укромные уголки человеческой души.

Игра длится годами, успеха в ней попеременно добиваются, ненадолго становясь триумфаторами, мистики и прагматики, мистификаторы и любящие сердца, Ловцы душ и находящиеся среди людей, почти неотличимые от них сущности со множеством имен. Изредка и я произношу неподходящие для данного времени-пространства слова, заставляя мир вокруг ощутимо содрогаться.

...

Сфера погасла, обиженно моргнув напоследок, став обычным мутно-серым шаром без признаков жизни и каких-либо дополнительных возможностей. Мертвый кусок то ли смолы, то ли камня, за века обласканный нашими пальцами. Я встал и первым подошел к выключателю, щелчок - и комнату залил тусклый желтый свет. Повернулся к столу и посмотрел по очереди каждому из вас в глаза.
Утро пришло, пылающая ярость врывающегося в окна солнца даёт понять, что дальше будет всё иначе. Возможно, впереди триумф. Возможно - мистификация.
©  xpucmoc
Объём: 0.75 а.л.    Опубликовано: 24 10 2008    Рейтинг: 10.08    Просмотров: 8051    Голосов: 3    Раздел: Не определён
«Послевкусие»   Цикл:
(без цикла)
 
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
   В сообществах: Открытое Сообщество Рецензенты Прозы
Добавить отзыв
Жемчужная27-10-2008 08:45 №1
Жемчужная
Уснувший
Группа: Passive
Герои - современная пара и некто потусторонний, два психа и их психиатр, вечно влюбленные друг в друга и некто, "держащий им свечку". Параллели интересные. Финал мне непонятен. Жаль.
С уважением.
Fucker28-10-2008 20:29 №2
Fucker
Автор
Группа: Passive
Да, финал проигрывает.
Как там на кресте?
xpucmoc11-11-2008 14:06 №3
xpucmoc
Уснувший
Группа: Passive
На кресте всегда не сладко висеть, долго цыган ждать приходится раз за разом...
Финал иной невозможен, действо еще не закончено.
В. И. Ульянов (Ленин)18-04-2009 20:34 №4
В. И. Ульянов (Ленин)
Критик
Группа: Passive
Рецензия в Открытое Сообщество Рецензенты Прозы
Текст расплывается, раскладывается на множество уточняющих состояние персонажей фраз, их обычных и необычных действий, и так до третьей четверти объема, пока не меняется ракурс, чтобы за на последнем рывке закрутить пружину конфликта и выпустить ее в небо, в никуда.
Только остается спросить, а была ли пружина, и где ее нужно искать, если главные герои то и дело меняют свои роли в сюжете и по отношению друг к другу.
Отражение друг друга, отражение всего человечества, отражение души.
Пожалуй, первому аспекту уделяется внимания больше всего. Поскольку героев объединяет Вечность, Игра, Мечта – и еще много слов с большой буквы, видимо, значимых для рассказчика, но не развернутых в рассказе.
Во-первых, стоило ли настолько затягивать эпизод со встречей, если в итоге все оказывается фальшью. Не могу назвать действо игрой, поскольку в ожидании (страусах и пиве), разговоре (о внешности и поведении) и даже прощании нет игровых элементов.
Азарт мог строиться на фразах о фотографии, на эпизоде с купидоном, но смазывается удивительным умением автора переходить от практики к теории.
«С таким глазами и лицом как у него - можно быть демоном, сгубившим не один десяток женских душ и царицу Тамару, и древним хорошо забытым Богом» - несмотря на такие громкие сравнения, здесь не показывается то, чего героиня ждала от встречи, и к чему встреча могла привести.
Герои в этом рассказе никак не перейдут к делу, что растягивает сюжет несбыточным ожиданием катарсиса.
Все дело в Твари, называющей себя Дерзость, которая живет в каждом, но, порой, не может проявиться без помощника купидона. Загадочным расклад не назовешь, тем более, отталкиваясь от свидания.
Он и она встречаются, пытаются узнать друг друга, описывая:
«Сложная женщина, по-человечески преодолевшая в себе не один предел, прошедшая положенный путь и понимающая свою силу очень неплохо, возможно, козыряющая этим, либо использующая внешнее впечатление для отвлечения внимания» - заявляет герой, но интересно, по признаки (внешние и внутренние) для такого вывода автор умыкнул.
Предложенные им «характеристики» персонажей делают их слишком обыденными для отведенной и ответственной роли.
Игра на мобильнике, игра на воображаемой шахматной доске, неуклюжее заигрывание – вовсе не показывают «многолетнюю практику общения с мужчинами и женщинами».
Вместо того, чтобы перейти к делу (это касается и героев, и автора) они кружат на верхних этажах размышлений о:
«Мало людей - мало образчиков для изучения и паразитизма» - однако в тексте нет ни одного препарированного паразита.
«Человек – это Вселенная, всегда интересен, особенно разновидность человеческой особи – мужчина» - в тексте нет ни одного интересно описанного мужчины. Ведь и герой оказывается за стеной, возникающей в тексте только на словах героини:
«Меня удивляло странное ощущение непробиваемой выстроенной стены вокруг этого мужчины».
Нет ни стены, нет ни интересного подопытного образца.
Герои рассыпаются по мелочам, таким как омары, страус, пиво, сигареты, размышления о схожести по фотографии, но ни одна из этих деталей не делает их оформленными и наполненными.
У героини есть студенческая привычка стрелять сигареты, но здесь она никак не помогает, не намекает на прошлое. У нее также есть «неурядицы рабочего дня», которые опять не связаны с дальнейшим поворотом сюжета.
Смотрим на героя – сплошное стенографирование ощущения, не заземленное в сюжет:
«Состояние одурманенности сонливым утром прошло лишь к обеду, преобразившись из неторопливости в резкость суждений и ответов»
«И странно немного было, что вместо ощущения определенности во мне скользнул некий червячок сомнения в резонности задуманного. Небольшой приступ внутренней паники, с чего бы это?»
Думает герой много, но волнения не показывает, как и резкости суждений – а ведь все это могло сделать рассказ живее, ярче, интереснее.
Итогом встречи (условно первого акта действа) становится последняя мысль героя:
«что особенного можно ожидать от переключения с долгой переписки по аське - агенту на встречу и смотрины друг друга в реальности?» - (правильнее – чего особенного).
Дальнейшее чтение можно свести к таким замечаниям:
- героиня доминирует только в ее мыслях, однако в разговоре этого не показано (да и странно, ведь герои в одном положении…)
- герой не является «объектом», как помечено в рассказе, и вокруг него нет «стены», потому что идет пересказ событий, проседание сюжета на несущественных мелочах, а главное упускается.
В общем, нужной игры, сражения двух взглядом, продуманных ходов и страсти не видно.
С другой стороны (уж никому не надо познать авторскую задумку) – все и должно быть так обыденно.
Но и обыденность стоило бы показать вживую, именно столкнув героев, а не говоря о:
работе, которая не имеет значения;
сомнениях, так и не проявленных;
игра, так и не начавшейся
«Расстались в подворотне. Ничего не сработало!» - здесь смело можно было ставить «глава 2», потому что:
меняется настроение героини/героя
меняется стиль повествования
меняется положение вещей
«А вот оно!!!»
Теперь я точно знала, с кем я сегодня встречалась. История, начатая как невинная «развлекалка» для взрослых в ин-сети, начинала приобретать реальные черты. Мой давний бред из сновидений становился реальностью» - вот он запоздавший на четыре листа (по ворду) катарсис, который должен был толкать сюжет в первом акте, так и не свершившемся.
Если соединить размышления о сходстве с диалогом, то получилось бы динамичная борьба внешнего (обыденного мира) и внутреннего (мира из памяти). Но автор выбрал последовательное изложение, чем (на мой взгляд):
затянул излишне рассказ
нанес урон динамике
уничтожил кульминацию
«Опять нахлынули воспоминания, того, что обычный человек примет за сумасшествие и хорошую «крепкую шизофрению»» - слово «воспоминания» в тексте отнюдь не поясняет состояние героя, не делает его открытым и близким читателю. Это как слово «страх» не показывает страх, а «боль» - давно уже стала штампом сама по себе.
Здесь не видно ни помешательства, ни шизофрении.
Лишь фраза-перекресток… а почему бы не:
сделать флэшбек визуальным, то есть, описать ту самую встречу, при которой слова произносились
показать героев настоящими
Нет же, придерживаясь прежней тактики – больше слов и меньше дела – автор возвращается к пройденному этапу, и опять стенографирует мысли героя о легких сигаретах, о потоках, которых читатель не видит.
«Наблюдает за мной, рассказывает что-то светское и вопросы попутно задает грамотно, ввинчивая важные для себя в разговор» - но разговор не приводится.
«Затягиваюсь и начинаю вспоминать, анализировать динамику моего появления здесь. Цепочка предыдущих событий, заботливо развернутая памятью, заставила меня поежиться» - воспоминания не оживают.
«Столкновения неизбежны, но в этот раз я перестану закрываться и приму любой расклад не оспаривая, как данность, не больше и не меньше» - и на этом обещания завершаются.
КПД для сюжета из последнего монолога героя почти нулевой.
Нет, лгу, был один интересный момент: «Как будто дома сижу в шортах с голым пузом, чувствуя себя малым хозяином жизни, и тут хлоп…» - но эта игра сознания тонет в размышлизмах.
В части условно под номером три начинается публицистика:
«С самого начала что-то явно пошло не так. Привычный способ вживления и полного подавления не сработал, против изъявления древней воли и всех мыслимых предпосылок дав неожидаемый эффект» - может, надо было показать «не так» именно с самого начала текста, чтобы не нужно было потом давать пояснения.
«полупроникновение, обмен стихиями, а не ожидаемое поглощение слабого сильным» - да, Тварь все же поглотила того, кого называли, однако, связь между героями (хотя о них и речь) теряется, потому что события разбросаны излишне по полотну рассказа.
Например, данный отрывок звучит красиво (в некой мере за счет пафоса), но пусто:
«Шепот, струящийся в ночи, подобно чистому искушению, освещенный почти полной луной. Сотканные из слов неизвестного мне языка, бессильные помочь заклинания и имена непознанного, просто слова. Обращение внутрь себя, глубокое погружения в темные воды скрытого от нескромных взглядов посторонних. Редкие моменты просветления и всесилия, горькое разочарование от пробуждения. Ожидание, вековой источник терпения».
Потому что:
шепота не слышно
искушения не видно
погружения не произошло
В четвертой… фазе раскрывается смысл отражения – дом психиатрической лечебницы № 29 и отражающие друг друга жители палат «6» и «9». Возврат к знакам зодиака, к персонажам. Все кристально ясно, но…
Явно был выбор:
Оставить игру в голове двух якобы пациентов, вывести фигуры на поле. На мой взгляд, игра не состоялась, потому что игроки были представлены позже, а все описание досталось шахматной доске, которую потом свернули и спрятали в ящик стола профессора, делающего обход пациентов.
Шаг – служащий связкой сюжета мог стать не связкой, а полем действия.
К сожалению, в этом контексте мистический атрибут выглядит не более чем данью жанра, и даже пятым колесом сюжета.
Заслуживает внимание эпизод, посвященный студентке и кольцу. Вот только опять же все интересности и вкусности размещены после, когда пережевано пресное тело первых трех частей в ожидании кульминации.
Здесь явно ощущается последовательность подачи деталей: фигуры на доске, доска, цель игры, игроки, итог. Но в этой последовательно пропущен сам процесс игры, а ведь он – это параллельное взаимодействие всех элементов (игроков, доски, цели).
Если понадобится, то сделаю конспект стилистических замечаний. В тексте есть канцеляризмы, слишком много причастных оборотов (все это губит динамику), есть повторы и пропущенные запятые.

Сообщение правил В. И. Ульянов (Ленин), 18-04-2009 22:45
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.03 сек / 35 •