Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Я и забыла,
Что накрашены губы мои.
Чистый источник!
Тиё
Никита Николаенко   / (без цикла)
Солдатские радости
Но таковые будут иметь скорби по плоти...

Первое послание к Коринфянам
Свои двое суток ареста Иван заработал вполне заслуженно. Удивительным казалось только то, как это он раньше не попадался, но в тот раз — не обошлось! Правильно говорят — сколько веревочке не виться!

Летние сборы выпускников инженерно — строительного института, после которых они должны были быть аттестованы в офицерский состав, подходили к концу, и оставалось-то всего ничего — одна неделя! Тут он и попался!

В тот день, уже не в первый раз, Иван отправился в самоволку с таким же бесшабашным приятелем из его взвода, как и он сам — с Олегом. Много позже Олег уедет в Америку, но это так, к слову. А тогда — стоял погожий летний день, уже заканчивался август, и распорядок этого дня не сильно отличался от предыдущих дней — та же армейская рутина, нелегкие солдатские будни.

Кажется, с утра они взрывали что-то на полигоне, потом — долгожданный обед, а затем, всем взводом, дружно шагали по территории лагеря, горланя любимую взводную песню — “…любой саперный батальон, любую выполнит задачу…”.

Наконец-то, ближе к вечеру, выдалось свободное время. Еще не стемнело — летний вечер только опускался на большие армейские палатки, стоящие в лесу, километрах в пяти от старого русского городка, с множеством церковных куполов, где и квартировался инженерно-саперный полк, на базе которого и проводились сборы. Организованно их водили туда в баню, а неорганизованно, как и собирались сейчас Иван с Олегом, курсанты ходили за водкой. Но не только за водкой намеревались направиться доблестные бойцы! Тайная надежда на легкие приключения тоже имела место — и Иван, и Олег были весьма неравнодушны к девушкам. То есть, неравнодушны к ним были почти все курсанты в лагере, но, вот, чтобы снять армейскую форму и самовольно направиться за территорию лагеря — на это отваживался далеко не каждый!

Сборы за водкой оказались недолгими. Каким-то образом, Олег раздобыл гражданскую одежду, ну, а недостающие предметы туалета, добрали, с миру по нитке, поспрашивав у бойцов роты. Из лагеря им удалось ускользнуть незамеченными тенями.

Пройдя через лес, самовольщики вышли на асфальтовую дорогу, по которой мчались редкие машины, и быстрым шагом, натренированным в многодневных походах, направились в город. Заслышав шум приближающейся машины, они, по старому солдатскому правилу, прятались в лесу — мало ли, патрульный УАЗ вполне мог курсировать по дороге. Насчет гражданской одежды они не сильно обольщались, понимая, что на грибников без лукошек они мало похожи.

Но, пока все шло, как по маслу. Единственное, что не позволяло им расслабиться и подгоняло их — это вечер, вступавший в свои права — вокруг начинало темнеть. Наступил такой непродолжительный момент летнего вечера, когда, вроде, еще светло, но темнеет уже на глазах.

Так как темп ходоки держали хороший, то скоро стали видны и купола церквей в городке — цели их похода. Стали встречаться первые деревянные дома, и поскольку, возникла опасность столкнуться с патрулем еще и здешней воинской части, то солдаты благоразумно свернули со столбовой дороги на тихую, боковую улочку.

Старые, разросшиеся деревья образовывали здесь темную аллею, и теперь можно было идти спокойнее, не опасаясь встречи с патрулем.
— Магазин бы не закрыли! — выразил беспокойство Иван, ответственно относящийся к любому делу.
— Есть еще немного времени — успеем! — беспечно ответил Олег, посмотрев на часы. Но, следует поторопиться! — добавил он, и бойцы снова прибавили шаг.
Достигнув конца аллеи, они увидели фигуру одинокой женщины и, не сговариваясь, направились к ней.
— А Вы не знаете — где здесь ближайший винный магазин? — еще издалека, привлекая к себе внимание, громко спросил Олег.
Женщина остановилась. Она оказалась молодая, довольно симпатичная на лицо но, по мнению Ивана, немного полновата.

— Вон там, недалеко, за углом будет! — ответила она, глядя на приближающихся парней.
— А Вы что — вечерами здесь одна гуляете? — вроде как, удивился Олег.
— Да, бывает, иной раз, на работе задерживаюсь, а дома муж ждет, — подтвердила она. И добавила, — я в магазине здесь работаю, недалеко, но не в продуктовом, а в хозяйственном. Понятно! — кивнули солдаты. Хозяйственные товары их сейчас не особенно интересовали, по крайней мере, Ивана, это точно.

Казалось, что их случайная знакомая не особенно торопилась домой, к мужу, и поддерживала беседу, охотно объясняя, что поодаль есть еще один магазин, но он, наверное, уже закрылся. Пока он с ней болтает, совсем стемнеет, и последний магазин закроется! — недовольно подумал Иван, но не стал торопить товарища. А Олег, радуясь завязавшемуся разговору, все заливался соловьем.

— А Вы не туда идете, может быть, заодно покажете, где он расположен? — предложил он, наконец, женщине.
— Да здесь рядом, идемте, я покажу дорогу, — согласилась она.
— Ты пойдешь? — повернулся Олег к Ивану.
— Нет, ты сходи, а я здесь подожду, — отмахнулся Иван.
Идти с толстушкой ему не хотелось, а деньги на водку, все равно, лежали у Олега в кармане. Его товарищ направился за женщиной, и пара скоро скрылась из вида.

Оставшись один, Иван, чтобы скоротать время, не спеша, вышел из-под деревьев на открытое пространство, медленно пересек проселочную дорогу и остановился, любуясь открывшимся видом. Перед ним, за ветхими дощатыми заборами, тянулись огороды, где росли, по большей части, подсолнухи. Семечки народ любит — красота, да и только! — Иван потянул носом воздух, пытаясь уловить запах жареных семечек.

— Курсант — ко мне! — неожиданно, раздался громкий повелительный окрик сзади него.
Вздрогнув, и чуть повернув голову назад, боковым зрением самовольщик рассмотрел УАЗ защитного цвета, командира их батальона, майора, высунувшегося из открытой двери машины и уже поставившего начищенный сапог на пыльную дорогу, и даже усмехающееся лицо водителя.
— Курсант — стоять, ко мне! — повторил майор громко.

Не помня, как, Иван оказался перед высоким забором, за которым начинались огороды.
— Ко мне! — послышалась резкая команда сзади. Намереваясь перемахнуть через препятствие, Иван, подняв руки, пытался зацепиться за забор, но ветхие доски предательски ломались в его руках — одна, вторая, третья! Потом он пытался восстановить картину происшествия, пытаясь понять, как ему удалось перелезть через забор, если ветхие доски ломались от прикосновения, но вспомнить этого не получилось.

Кажется, какая-то сила просто подхватила его с земли, и перенесла через препятствие, другого объяснения найти он так и не смог. Но, за первым забором, через десять шагов, стоял точно такой же второй забор. На мгновение Иван замешкался перед этим препятствием, таким же высоким, как и предыдущее, и тоже из трухлявых досок.

— Курсант — стоять! — доносился сзади повелительный оклик майора, и только что, не стреляли ему вслед. И не думая останавливаться, старательно избегая поворачиваться, чтобы не увидели его лицо, Иван продолжал хвататься за ломающиеся под его руками доски.

Как раз накануне, их роту гоняли по полосе препятствий, и полученные навыки сейчас очень пригодились. Второй забор также оказался преодолен по воздуху, как и первый. Но за вторым забором обнаружился еще и третий! Но и это не смутило отважного солдата.

Наконец, ловко преодолев все препятствия, он очутился на берегу небольшого пруда, и только здесь позволил себе на мгновение остановиться, отдышаться, осмотреться. На другой стороне пруда виднелся одинокий грузовик, безмятежно прогуливалась стая гусей, а сидящие на лавке, перед домом женщины лузгали семечки.

Так, от майора ушел! Теперь, единственной мыслью было — скорее назад, в лагерь! Успеть бы, затеряться в общей массе бойцов. Об Олеге Иван не сильно беспокоился — самому бы выкрутиться! Он, даже с надеждой посмотрел на стоящий грузовик — а вдруг, ключ в замке оставили? Но, эту мысль, конечно, пришлось отбросить. За угон машины, не то, что под арест, а в дисциплинарный батальон загреметь можно!

Не медля ни секунды, боец направился в путь. Если дорога сюда походила на марш — бросок, то обратная дорога напоминала кросс по пересеченной местности. Идти пришлось уже в темноте. Опасаясь выходить на дорогу, он продвигался вдоль нее, по краю леса. Ветки хлестали его по лицу, но на такие мелочи бесстрашный солдат даже не обращал внимания.

Но, как ни торопился солдат скорее вернуться в родную часть, обратная дорога заняла слишком много времени! Наконец, в полной темноте, он добрался до лагеря. Вот и высокая сосна, под которой спрятана его солдатская форма. Быстро одевшись и, сразу почувствовав себя увереннее, он направился к палаткам своей роты.

— Где ты пропадал столько времени! — поприветствовал его командир взвода. Тут такое творилось!
— Да, а что случилось? — поинтересовался Иван, на голубом глазу.
— Что-что! — раздраженно повторил взводный. Убежал от командира батальона один бойкий курсант в городе, огородами ушел, так майор, как вернулся, построил весь батальон, и заставил всех снять пилотки. Потом ходил, и по затылкам искал виновного. Кстати, это не ты был? — командир взвода, с большим сомнением, посмотрел на Ивана.

— Да нет, ну, что ты — я цветочки в лесу собирал! — без тени смущения, ответил курсант.
— Да, и команды — “становись!”, не слышал? — с сомнением, спросил собеседник.
— Не слышал, далеко отошел, наверное, одному захотелось побыть, — объяснил, как ему показалось убедительно, Иван. Не дожидаясь дальнейших вопросов, он сам спросил у взводного, — ну и что — нашли нарушителя? Про себя же он подумал, что узнать бойца по бритому затылку будет непростое дело. Тут и двоих человек отличить сложно, куда там целый батальон обойти!

— Нет, не нашли, — ответил командир взвода, и как показалось Ивану, с сожалением. Зато, переписали всех отсутствующих, им всем до одного, объявили по двое суток ареста!
— Так время то свободное было — для самоподготовки! — изобразил возмущение Иван, прекрасно понимая, что сейчас уже ничего не исправить.
Взводный на это ничего не ответил, а лишь, развел руками.

— А Олег в строю был? — с надеждой, поинтересовался Иван.
— Нет, только сейчас, вместе с тобой появился — тоже двое суток ареста заработал! — успокоил его взводный.
Ну, хоть это радует! — облегченно вздохнул Иван. Вроде как, стало не так обидно. Вдвоем отбывать наказание — куда веселее!

Нет, правильно я сделал, что убежал! — подумал Иван, кутаясь в шинель и засыпая. Попадись я тогда майору, двумя бы сутками не отделался, все бы десять влепили, это точно! Уже засыпая, в последний момент, он снова увидел трухлявые доски, ломающиеся под его руками.

На следующий день взошло яркое солнце, на небе не виднелось ни облачка, и только мысль го том, что он заработал двое суток ареста, несколько омрачала настроение Ивана. Роту построили и повели на занятия. Собственно, сажать сейчас под арест штрафников никто и не собирался.

Дело заключалось в том, что своей гауптвахты в лагере не было, а в полк, курсантов, вместе с рядовыми не отправляли. Вместо этого, для проштрафившихся бойцов, предусматривалось куда более строгое наказание. Курсанта, заработавшего несколько суток ареста, просто задерживали в лагере на эти несколько суток, после окончания сборов. А самое неприятное было то, что еще и не допускали к экзаменам, по результатам которых и производилась аттестация в офицерский состав, вместе со всеми, а только — после отбытия наказания.

Конечно, это было не праздное времяпровождение, а все тот же армейский распорядок дня — подъем, занятия, отбой, словом, механизм наказания казался, отработан до мелочей. Но, узнать подробности этого дела штрафникам еще предстояло, а пока же, суровые армейские будни текли своим чередом.

Вроде как, еще появилась возможность за оставшуюся неделю попасть под амнистию, даже собирали на поле тех штрафников, которых переписали из-за отсутствия в строю, и после короткого расспроса, многих освобождали от наказания. Но и тут, Иван с Олегом оплошали — отлучились куда-то, ненадолго, и упустили тот счастливый случай. Словом, под наказание попали уже злостные нарушители режима, рецидивисты, каких и не жалко вовсе.

Теплилась у Ивана еще иллюзорная надежда, что про них забудут, что затеряются где-то списки и, в суматохе, не дойдет до них дело. Но нет, про них не забыли и списки не затерялись. Когда подошло время сдачи последнего экзамена, штрафников просто вывели из строя, как раз, по списку, и направили на земляные работы — рыть окопы. То-то стало весело!

— Как ты думаешь — все наши сдадут экзамен с первого раза? — с надеждой, поинтересовался Олег у Ивана.
— Прекратить разговоры! — строго прикрикнул на них подполковник, наблюдавший за земляными работами.
К большой радости остающихся бойцов, все их товарищи сдали экзамен с первого раза, да и по-другому быть не могло.

Вернувшиеся к обеду усталые и злые штрафники, обнаружили своих товарищей в радужном настроении. Те торопились собрать свои вещи — за ними вот-вот, должны были подойти машины.

Стоило Ивану с устатку, опуститься на лавочку, рядом с палатками, как перед ним возник его закадычный приятель, с которым он пять лет просидел за одной партой — Игорь.
— Курсант — встать перед офицером! — громко объявил приятель.
Иван, не желая участвовать в этой игре, отвернулся от него — друг, называется! Видит же, что человеку нелегко приходится, так нет — еще и соль посыпать на раны надо!

Но, времени на развлечения уже не оставалось. К их палатке, задним ходом подошел армейский грузовик, и водитель уже открывал его борт.
— По машинам! — раздалась команда офицера, и дважды повторять ее никому не пришлось.
Наскоро похватав свои вещи, парни споро запрыгнули в кузов. Едва они расселись, машина взревела мотором и, переваливаясь по грунтовой дороге, поехала прочь. Счастливо оставаться! — помахал рукой Игорь Ивану. Тот ничего не ответил.

Повсюду в лагере царило оживление, как в растревоженном муравейнике. Время от времени, подходили крытые армейские грузовики и увозили очередную партию теперь уже бывших курсантов. Лагерь пустел на глазах.

Смотреть на оживленные сборы отъезжающих товарищей было очень тоскливо — не хватало еще помахать им платочком вслед! Иван, отойдя в сторону от своей палатки, устроился на другой лавочке, ближе к лесу. Пробегавший мимо боец остановился на минуту, вертя в руках белый конверт.
— Такого Преснякова не знаешь? — скороговоркой выпалил он.
— Нет, не знаю! — отмахнулся Иван.
— Ну, все равно, возьми письмо, поспрашивай, а то мне уезжать пора — вон, уже и машина пришла! — быстро объяснил боец, сунул конверт Ивану и побежал дальше.

На ощупь конверт казался пухлым, и почти наверняка, там лежали деньги, присланные заботливыми родственниками солдату для облегчения нелегкой армейской службы но, похоже, ни у кого не возникло мысли распечатать конверт или оставить его у себя.

Неизвестный Пресняков, скорее всего, уже уехал, но, повертев конверт в руках, Иван также сунул его первому же встречному бойцу.
— Поспрашивай, может быть, Преснякова встретишь, — попросил он тоном, не терпящим возражения.
Парень, приняв конверт и ничего не отвечая, поспешил дальше.

Иван, сняв с головы пилотку, положил ее на колено и посмотрел на маленькую звездочку — не забыть бы, потом снять ее, на память. Затем, с надеждой, дотронулся до фляжки на боку — пустая! А сейчас бы самое время сделать пару добрых глотков водки — порадоваться за отъезжающих товарищей. Пилотку он, по привычке, снова надел.

Тяжело вздохнув, Иван осмотрелся вокруг. Через поле, у кромки леса, виднелись три девичьи фигуры, на которые, в общей суматохе, никто не обращал внимания. Девушки шли по краю леса, изредка поглядывая на копошащихся у палаток солдат.

К Ивану подошел Олег, и устроился рядом, на лавочке. Говорить им сейчас ни о чем не хотелось — царившее вокруг оживление их не касалось, и это, конечно, огорчало бравых солдат.
— Девчонки, вон, гуляют, по краю поля! — произнес, наконец, Олег.
— Вижу! — ответил Иван, снова снял пилотку и хлопнул ее по колену. Несправедливо все-таки нас наказали — может, мы просто в лесу гуляли!
— Отойти даже нельзя! — поддержал его товарищ.
— Надо будет за водкой сходить сегодня вечером! — объявил Иван Олегу. Даже, если и попадемся — хуже все равно не будет! Может быть, и знакомую твою встретим — ты, кстати, договорился с ней о встрече?
— Да, договорился, ближе к вечеру посмотрим, — равнодушно ответил товарищ.

— А девчонки-то все гуляют, словно нас дожидаются! — сказал Иван, кивнув в сторону леса.
Девичьи фигуры действительно, замедлив шаг, собирали какие-то цветочки, бросая взгляды на двух бойцов.
— А что это мы время даром теряем, пойдем, что ли, познакомимся с ними! — предложил он Олегу.
— Пойдем! — охотно согласился тот. Разом поднявшись, бойцы решительно направились к лесу, не обращая больше никакого внимания на отъезжающие машины.

Девушки, увидев, что через поле к ним направляются солдаты, остановились и, повернувшись, с интересом разглядывали парней.
— Привет, красавицы — цветочки собираете? — бодро поприветствовал их Олег, когда они достигли края леса.
— Гуляем, просто, — хохотнув, ответила одна из них.
— Давайте познакомимся! — также весело предложил Олег.
— Давайте! — согласилась все та же девушка, и представила своих подруг, — это Лена, это Ира, а меня зовут Оля. Назвали себя и солдаты. Олег продолжил что-то расспрашивать у Оли, а Иван, не принимая пока участия в разговоре, краем глаза, внимательно разглядывал девушек.

Одеты они были в легкие светлые платья, короткие, выше колен. Только, у Оли и Иры платья смотрелись однотонными, почти белыми, а у Лены — еще и горошек виднелся, какой-то. На вид, девчонкам казалось лет шестнадцать, не больше.

Из расспросов Олега выяснилось, что они из училища, что недавно приехали на практику, и сейчас, вот, прогуливаются, осматриваются. Ивану вспомнилось одинокое каменное здание за высоким забором, стоящее недалеко от лагеря — значит, они оттуда!
— И что, у вас одни девушки учатся? — все узнавал подробности Олег.
— Нет, парни тоже есть, — просто ответила Оля.
Иван же сделал для себя первые выводы о новых знакомых. Понравились ему Лена и Ира, а вот, Оля, которая разговаривала с Олегом — меньше.

Впрочем, смотрелись все девушки стройными и симпатичными, но это была еще не женская красота, а скорее, красота молодости, когда, кажется, даже ощущается запах свежести.

За разговорами, компания немного углубилась в лес, но не сильно, далеко отходить от лагеря бойцы сейчас опасались. Как-то так получилось, что Иван пошел рядом с Олей, и между ними завязался непринужденный разговор, так, ни о чем. Олег же, идя сзади с Леной и Ирой, оживленно рассказывал им что-то, но вскоре, голоса идущих сзади людей стали стихать и скоро совсем пропали.
— Подождем их немного, — предложил Иван.

Оля опустилась на траву, под деревом, и он, не дожидаясь приглашения, устроился рядом с ней. Первое время молодые люди молча сидели рядом.
— Надоело тянуть солдатскую лямку, но ничего, через пару дней дома буду, — сказал, наконец, Иван.
— Ты же солдат, как же ты уедешь? — Оля с недоверием посмотрела на него.
— Да нет, просто у нас после института сборы были, — пояснил он. Через два дня я сниму солдатскую форму — видишь, лагерь почти пустой, все уже уехали!
— Да, а вы что же не уехали? — с улыбкой, Оля посмотрела на него.
— Задержали нас для выполнения задания, — недовольно ответил Иван. Устройство ядерных фугасов изучаем! — все же добавил он, потирая натруженные лопатой ладони.

После этого объяснения он подвинулся ближе к Оле и, вроде как, ненароком, провел ладонью по ее спине. Оля, казалось, не отреагировала на его прикосновение, и Иван дотронулся до девушки еще раз, более решительно.
— Я только вот беспокоюсь, а что ты обо мне завтра подумаешь? — вдруг, сказала она.
Бойца удивила женская логика. Что подумают о нем самом, его интересовало, как прошлогодний снег.

— Ничего не подумаю! — пожал он плечами и положил руку на колено девушки.
И почти сразу, почувствовав нежное девичье тело, Иван потерял контроль над собой, и уже решительно привлек Олю к себе. Похоже, что она тоже находилась под властью внезапно нахлынувших чувств — сопротивления он не встретил. Но, события развивались помимо их воли.

— Что ты здесь сидишь, хочешь, чтобы нам еще по двое суток влепили! — раздался вдруг громкий голос над головой. Всех строят уже, побежали! — выпалил Олег, уже понимая, что появился не вовремя.
Оля быстро поправила платье на коленях, но от Олега, конечно, не ускользнуло это движение. Иван разом поднялся и посмотрел в сторону лагеря. Сквозь редкие деревья, через поле было видно, как немногие оставшиеся солдаты строились в шеренгу, и подошедший к ним офицер отдавал какие-то команды.
— Мы к вам вечером в гости придем! — пообещал Олег, на прощанье, и бойцы побежали занимать свое место в строю.

Вечером, вскоре после команды “отбой”, два отважных парня поднялись, быстро, по-солдатски оделись, и бесшумными тенями выскользнули из палатки. Пройдя вдоль длинного ряда теперь уже пустых армейских палаток, и быстро пройдя через лес, они вышли на довольно приличную асфальтовую дорогу, ведущую в сторону общежития. Идти до него оказалось недалеко, и вскоре одинокое здание с ярко освещенными окнами на втором этаже, обнесенное высоким бетонным забором, открылось их взору. Им навстречу, из-за забора, вышли три незнакомых солдата, из числа штрафников, и тихо переговариваясь, направились в сторону лагеря.

Ворота оказались открыты, и два товарища беспрепятственно проникли на территорию, а затем, никого не встретив, поднялись на второй этаж. Здесь, в темном коридоре, им пришлось затаиться. Из жилых помещений лился яркий свет, слышались девичьи голоса и голоса их воспитательниц. Сразу стало понятно, что дородные тетки наводили здесь порядок, и что солдатам лучше не показываться, чтобы не попасть под раздачу.

— Мы тебя отчислим, Игнатьева, посмотришь, как тебе трудно будет получить диплом! — громко говорила одна из теток.
— Ни стыда, ни совести не осталось — мы уже и милицию вызвали! — добавила другая.
Пугают! — усмехнулся про себя Иван.

Вскоре, дверь, ведущая в коридор, с треском закрылась, и послышался поворот ключа — задерживаться здесь больше не имело смысла. Подождав еще немного и, поняв, что им не войти, бойцы вышли наружу и остановились на дороге, перед домом, раздумывая, что же предпринять им дальше.

В это время в ворота, расположенные в шагах тридцати от них, бросая сноп света впереди себя, на территорию общежития медленно въехала милицейская машина. Пока солдат еще не было видно, но машина уже поворачивалась к ним, и стало понятно, что луч света вот-вот выхватит их из темноты.

— Куда? — резко выкрикнул Олег.
До забора оставалось метров двадцать, и сходу его не одолеть, а до ближайшего выхода — и того больше, добежать бы они не успели. В милицейской машине тоже крепкие парни сидят! И в коротко стриженой траве вокруг — не затаиться!

В минуты опасности Иван соображал гораздо быстрее, чем обычно.
— За столбы! — быстро ответил он товарищу.
Пока милицейская машина разворачивалась, и бросала сноп света на дорогу, бойцы пулей метнулись к фонарным столбам и, плотно прижавшись к ним, застыли. Машина медленно приближалась, и также медленно менялся угол освещения от ее фар, что заставляло догадливых солдат также перемещаться за столбами, укрываясь от света, в тень.

Проехав от них в двух шагах, милицейская машина медленно выкатилась за ограду. Выждав еще немного, они вышли из укрытия.
— Все на сегодня — спать пошли! — решительно объявил Иван, и Олег не стал возражать.

Наутро, построив, их озадачили срочной работой — сворачивать пустые армейские палатки. Палаток оказалось много, да еще и грузить их пришлось на машины, словом, к обеду приятели порядком утомились.

— Что-то наших вчерашних знакомых не видно, — хмуро сказал Иван, когда они, наконец, закончили работу.
— Придут еще! — уверенно ответил Олег, вытирая пот со лба. И точно — не прошло и получаса после этого разговора, как знакомые светлые платья мелькнули за деревьями. Завидев девушек, бойцы, конечно же, направились к ним. Казалось, что и девушки рады их появлению.

— У нас скоро обед, потом занятия начнутся — не вырваться, давайте вечером встретимся! — сразу предложил Олег, не теряя времени на пустые разговоры.
Девушки не возражали. Встречу назначили на девять часов вечера, здесь же, на краю леса. Оля с интересом посматривала на Ивана, но он сделал вид, что не замечает ее откровенных взглядов.

Вечером же, едва завидев подруг, Иван сразу подошел не к Оле, а к Ире и заговорил с ней, обозначая свой выбор. А Оля и Лена пошли рядом с Олегом. Эта идиллия продолжалась недолго. Бог весть, откуда, из темного леса появился еще один боец, не знакомый ни Олегу, ни Ивану, и довольно решительно присоединился к ним. Ивану было все равно — он уже крепко держал Иру за руку, а вот Олегу это явно не понравилось.

Между ним и чужаком завязался напряженный разговор, и Иван, стоя чуть поодаль, наблюдал за развитием событий. Помощь Олегу не требовалась — он был крепкий спортивный парень — но не бросать же товарища! Обошлось без драки. Решили, что одна из девушек пойдет с незнакомым парнем, и Лена, как показалось, с большой охотой, шагнула к нему навстречу.

Вот она — коварная женская натура! — не преминул отметить про себя Иван. Словом, девушку они отдали без боя, и три пары разбрелись по ночному лесу в разные стороны. Довольно скоро навстречу Ивану и Ире попался Олег.
Можно тебя на минуту! — отозвал он приятеля в сторону.

— Ты чего? — спросил Иван, отойдя с приятелем.
— У меня с Олей все получилось! — радостно объявил Олег. Выглядел он немного возбужденным и весьма довольным.
— Да? — равнодушно переспросил Иван и тут же вспомнил стройную фигуру Оли и ее полный упрека взгляд, брошенный на него. Ты, хоть, проводил ее? — спросил он только.
— Проводил — теперь в лагерь возвращаюсь — спать!
— Давай, а я, наверное, не скоро вернусь, — сказал Иван приятелю.

После ухода Олега, Иван повел девушку вглубь леса. Уже несколько раз она предлагала, — ну, хватит идти, давай здесь остановимся! Стало совсем темно, и двигаться приходилось почти на ощупь, раздвигая ветки, их донимали комары, но Иван упорно продолжал движение. Наконец, солдат остановился, скинул с себя гимнастерку на траву и объявил — все, давай здесь! Снять с девушки платье ему удалось довольно легко, но вот, дальше, он услышал ее возражения.
— Нет! — отводила Ира его руки.
Впрочем, когда они опустились на траву, она, вроде бы, затихла, но так же молча продолжала сопротивляться Ивану.

Он, попробовал, было, проявить решительность, но, снова услышал возражения Иры, и остановился.
— Ты что — силой хочешь действовать? — упрекнула его девушка.
— Нет, не хочу, — спохватился Иван.
— Давай, тогда, по-другому, — предложила, вроде как, смущаясь, Ира.
— Это как? — не понял Иван.
Поскольку сейчас никакой опасности не предвиделось, то и соображал он, по обыкновению, не так быстро, как хотелось бы.
— Ну, вот так, — пришлось объяснить ей непонятливому бойцу.

А-а, так! — наконец-то дошло до Ивана. Так тоже показалось довольно сладко. Теперь он лежал без движения, полностью отдав инициативу в руки девушки. Комары, облепив обнаженные тела, кажется, не оставили на них живого места. Их тонкий противный писк монотонно висел над ухом.

Потом он пытался вспомнить — что же мешало тогда надеть хотя бы гимнастерку — меньше бы пришлось терпеть от комаров! Ах, да — его гимнастерка и брюки были разостланы на траве — Ира на них сейчас и лежала, а ее легкое платье, даже если бы она его и надела, все равно не защитило бы от многочисленных комариных укусов. Но, на укусы комаров они не реагировали, и даже не отмахивались от них, позволяя им творить с собой все, что угодно. Время замедлило свой ход.

Неожиданно, рядом с ними раздались тихие мужские голоса. Три или четыре человека вышли на поляну. Похоже, что это были парни из училища, которые разыскивали в ночном лесу своих подруг. Сквозь ветки с трудом, но можно было различить их силуэты в гражданской одежде, без пилоток. Пара притихла. Драться с ними сейчас совершенно не входило в планы Ивана.

Нет, как тренированный боксер он чувствовал себя вполне уверенно, но вот, напрягаться, учить кого-то уму-разуму в ночном лесу ему совершенно не хотелось. Да и не до того сейчас было. Вскоре тихие голоса стали отдаляться, и спустя короткое время, исчезли в темноте среди деревьев. Душная летняя ночь полностью вступила в свои права.

Комары над ними продолжали неиствовать, но от их многочисленных укусов болевой порог, кажется, отодвинулся, и пара на них уже просто не реагировала, полностью поглощенные куда более интересным делом.

Изгибы белого тела девушки, несмотря на сгущающуюся темноту, вблизи хорошо различались, и Иван задерживал руку на ее талии, пытаясь почувствовать удары пульса. Спокойный был пульс, ровный, тепло от ее тела приятно грело ладонь и, проведя рукой чуть быстрее, он почувствовал, как давит многочисленных комаров. Наверное, следы крови на ней останутся! — почему-то подумал он.

Вдруг, вроде бы, рядом, прогремел, показавшийся почему-то тихим и глухим, первый раскат грома. За ним — второй, тоже приглушенный, и первые, редкие пока капли дождя стали отчетливо слышны вокруг.

Иван все также продолжал лежать без движения, не убирая руки с Ирины, и отмечая про себя, что кусать их, кажется, перестали. Но это уже и не имело никакого значения. Гладя девушку, он думал о том, что разве не странно, как после нескольких часов, проведенных вместе, совершенно незнакомый до этого человек вдруг становится близким и влечет к себе, заставляет думать о себе. Но долго размышлять о вечных вопросах ему не пришлось. Капли дождя вокруг стали слышны громче и чаще, и казалось, что они с возрастающей силой бьют по листве.

Хлынувший ливень заставил пару быстро подняться. Теперь сильно гремел гром, и дождь лил, как из ведра. Ира с трудом натянула на себя насквозь мокрое бело платье, и Иван, поневоле, задержал взгляд на стройной девичьей фигуре. Платье пристало к телу и от воды сделалось почти прозрачным. Дождевая вода как бы остудила их, напомнив, что уже давно глубокая ночь, и что они в лесу, мокрые до нитки, и что им пора бы домой, в тепло.

Для него домом сейчас была армейская палатка, а для нее — здание общежития. Взявшись за руки, не разбирая дороги, быстрыми шагами они двинулись в том направлении, где жила Ира. Окна в здании были давно потушены, и под проливным дождем оно казалось каким-то безжизненным. Перед входом Ира повернулась к Ивану — все, пока!
— Пока! — ответил он, чуть задержав руку девушки.
Отняв руку, она быстро скрылась за дверью.

Под проливным дождем, мокрый до нитки Иван, наконец-то, добрался до такой уютной зеленой палатки. Все бойцы давно крепко спали, и даже Олег никак не отреагировал на его появление. Еле стянув с себя мокрую форму, Иван, не выжимая, накинул ее поверх таких же мокрых сапог и, повалившись на топчан, укутался в тонкое солдатское одеяло, да еще и шинель натянул сверху.

Вспоминать прошедшее свидание уже не осталось сил, и он провалился в короткий, но глубокий сон. Привычный окрик — “рота, подъем!”, заставил его тут же подняться на ноги. Поспать ему удалось всего ничего, часа два, не больше, но чувствовал он себя бодро. О ночном дожде напоминала мокрая трава и большие лужи вокруг, но яркое солнце уже вовсю светило над лагерем.

Против обыкновения, утренней пробежки не проводили, а подошедший незнакомый майор только дал короткую команду — “становись!”. Из целого батальона штрафников набрался один только взвод, и было непривычно стоять в таком малочисленном строю. Иван осторожно посмотрел налево, потом — направо, затем перевел взгляд на свою форму и тяжко вздохнул. Гимнастерки его товарищей, сухие и выцветшие под летним солнцем, казались светло-зеленого цвета, его же мокрая форма смотрелась как темно-зеленая, почти черная, сливаясь с цветом сапог.

Вот, сейчас выведут из строя под беленькие ручки, и не отвертеться — весь мокрый ведь, с головы до ног! Объявят еще двое суток ареста за злостное нарушение режима, тогда уже точно — света белого не скоро увижу! — все это, за мгновение, пронеслось у него в голове. А незнакомый майор, как бы в раздумье, продолжал прохаживаться перед стоящими навытяжку бойцами, и остановился как раз напротив Ивана. Ну, все — пропал! — мелькнуло у него.

Но волновался Иван совершенно напрасно — майора не интересовал его внешний вид. Солдат стоял в строю — и это было главное, а на его мокрую форму, которая, конечно, выделялась на фоне общего строя, офицер предпочел закрыть глаза.

После скорого завтрака, взвод штрафников повели к местам сдачи экзаменов.
— Что хотите получить? — устало спросил подполковник, выслушав невнятный ответ Ивана о невзрывных инженерных заграждениях.
— Тройку! — честно ответил боец.
Оценка уже не играла никакой роли, курсанта или аттестовали в офицерский состав, или нет.
— Тройку и получите! — подтвердил подполковник к великой радости Ивана — неужели все заканчивается!

Сборы к отъезду последнего взвода были недолгими — подошедшая армейская машина повезла бывших курсантов на склад — за их одеждой, а затем — на железнодорожную станцию. Трясясь в электричке, Иван вспоминал свою службу, а также недавнюю встречу с Ирой в лесу. Телефона своего даже ей не оставил! — запоздало, вздохнул он, но тогда это показалось незначительным делом — подумаешь, может быть, еще и встретимся! А не с ней — так с другой девушкой!

Дорога до Москвы пролетела незаметно. Олег не лез с разговорами, а молча сидел рядом, так же углубившись в свои мысли. На вокзале, два подвыпивших парня из их батальона, в обнимку вышли из соседнего вагона. Они горланили во все горло песню на мотив “Прощание славянки” — “… только крепче, только крепче поцелуй в солдатский ус, когда вернусь из лагерей…”. И где только водку достали! — удивился Иван.

Он наскоро попрощался с Олегом — обоим не терпелось скорее попасть домой. Снова увидеть Олега Ивану доведется уже только через десять лет, когда тот, ненадолго, вернется в Москву из Америки. Но это окажется уже совсем другой человек, и вспоминать армейское прошлое они не будут.

Иван никогда и никому не рассказывал о той встрече в лесу, бережно храня ее в памяти для себя. Только изредка, описывая свои тяжелые лагерные будни жене, говорил, что сутками приходилось сидеть в холодных и сырых окопах. При этом не забывал упомянуть, что звание лейтенанта запаса получил заслуженно, что одних окопов вырыли, наверное, два километра, не меньше, а уж, сколько рельсов перебили тротиловыми шашками — и не сосчитать!

Про себя же он отмечал, что в действительности, на долю ему тогда выпадали не только тяготы армейской службы, но и изредка, случались и маленькие солдатские радости.


Postscriptum:
Из сборника "Сладкие сны примерного семьянина"
22 ноября 2009 года
Москва
©  Никита Николаенко
Объём: 0.875 а.л.    Опубликовано: 14 08 2010    Рейтинг: 10    Просмотров: 1177    Голосов: 0    Раздел: Любовная проза
«Вот девочка Марина»   Цикл:
(без цикла)
 
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 29 •