Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Печаль всё омрачает в мире. Кто может чувства наши объяснить?
Цюй Юань
avli   / Клоунада для взрослых
Ненапечатанное[Хакнутые Выборы]
отрывок из недописанной повести. было во времена, когда мне оч хотелось стать "кулхацкером" и прочее и прочее. Мир, в котором дело происходит, Лукьяненковский - не удивляйтесь.

А еще я себе новую фотку в инфу закачала. Я от неё в вооооостоооорге! А вы?
Часть первая.
РОМАН

00

Глубина дала нам свободу. Мы можем говорить, что хотим, делать, что хотим, выглядеть, как хотим. Мы строим себе дворцы и возводим заоконные пейзажи, мы вдыхаем в наши картины звуки и движения. В глубине мы – Боги. Именно поэтому реальность нам нужна всё меньше и меньше...

01

3.20 ночи. 15 декабря.

Прямо перед глазами – темнота, а в ушах слышится привычный звук телепорта, – её забрасывают на уровень. Какой – не помнит. Просто она уже давно потеряла между ними разницу.
- Киллер! – громоподобный голос сверху.
Это программа приветствия. Сейчас она автоматически произносит имя, которое Яна назвала при входе в игру. На арену.
Еще пара мгновений и она может видеть. Мрачного вида арена. Пара лестниц, несколько арок. Большое пространство непосредственно для боя.
- Джампер! – всё тот же голос сверху.
Это значит, что кто-то еще входит в игру.
У неё стандартное снаряжение – кастет и автомат. Быстрый взгляд на счетчик, на нем – двадцать. Все эти мысли на бегу – к одной из арок.
- Триш! – орет программа-приветствие.
В арке – темнота, слегка рассеиваемая тусклыми лампами на стенах коридора. Где-то впереди звуки телепорта, чужого телепорта. Кто-то еще входит на уровень.
- Навуходоносер!
Яна позволяет себе остановиться на пару мгновений - для смешка, и тут же, подобрав с полу дробовик, дожидавшийся здесь игроков, продолжить бег. За поворотом туннеля там, откуда слышался звук телепорта, стоит мужская фигура. Недолго думая, она выпускает в него три заряда дроби. Навуходоносер не успевает даже до конца развернуться. Чего и хотелось. Порванное тело оседает на пол.
Один.
Забрать у неудавшегося Нео решительно нечего. То же стандартное снаряжение, что и у Яны.
- Байкер!
По телу проходит холодок. Байкера надо опасаться. Интересно, куда он телепортировался?
Бег вперед продолжается. Коридор же, напротив, кончается.
Узкий выход на вторую арену, вдвое меньше. Посередине отметина: там должно лежать оружие. Если его сейчас там нет, значит, менее минуты назад его забрал другой игрок.
Все очень просто: оружие лежит на арене и, если его кто-то забрал, через полминуты на прежнем месте появляется такое же.
Вывод: здесь кто-то есть.
- Джокер! – кричит голос. Голос программы, разумеется.
Прямо на карниз перед Яной откуда-то сверху прыгает другой игрок. В руках у него ракетница. Но они стоят нос к носу и стрельба из такого оружия – дело законченного самоубийцы. Игрок понимает это. В его глазах замешательство. Яна же достает кастет и быстро превращает его лицо в кровавую маску. Фонтанирует кровь. Игривое воображение придает ей запах и консистенцию томатной пасты.
Два.
Быстро выхватив из рук еще теплого противника ракетомет, она продолжает бег. Назад, на главную арену. Оттуда уже слышны звуки пальбы. Мимолетный взгляд устремляется туда, где должно было лежать оружие: там такая же, как у неё ракетница. Все правильно. Игрок, забравший ее полминуты назад уже мертв.
На главной арене бойня. Длинноногая красавица с плазмоганом совершенно невпопад палит по сторонам. Недавно убитый Навуходоносер (как быстро восстановился!!!) пытается уложить красотку из автомата. Какой-то тощий паренек в клоунском одеянии палит из дробовика то по одному, то по другому, впрочем, на даме броня, а «Нео» уворачивается. Яну пока не заметили.
Недолго думая, она выпускает ракету прямо в эту кучу-малу. Кровавая пыль. Несколько секунд ничего не видно. Быстрый взгляд на счетчик – там горит шестнадцать.
Три и Четыре.
Облако крови оседает. В центре ковра из выпотрошенных внутренностей стоит девчонка с плазмоганом. Недоуменно смотрит на свою разодранную в клочья броню, затем – на Яну. В глазах – страх.
А Яна уже бежит к ней. Та стоит и даже не пытается выстрелить. На бегу Яна перехватывает вместо ракетницы дробовик. Подходит почти вплотную. Дамочка уже не изображает страх, она выхватывает кастет и пытается ударить Яну. Та уклоняется, только слегка задето плечо, а вот девочка уже валяется на полу, захлебываясь собственной кровью из порванного горла.
Пять.
На счетчике сейчас должно быть пятнадцать. Еще пятнадцать таких вот убийств и Яна – победитель.
Выхватив плазмоган из конвульсивно сжимающихся рук неудавшейся воительницы, она бежит ко второй арке. Проем в стене, в нём, как и ожидалось, аптечка. Здоровье восстанавливается не полностью, но этого хватает.
И вновь бег. Назад – на большую арену. В проходе появляется черный силуэт. Но этого достаточно, чтобы игрок был узнан. Байкер. Страх сковывает мышцы, и Яна встает, как вкопанная. К её лбу прижимается прохладный дробовик. Она еще успевает увидеть кровожадную усмешку на лице игрока и почувствовать кислый запах из дула. Дальше – темнота.
Сейчас сервер «Арены» передает на её домашний компьютер информацию о смертельных перегрузках и происходит выход из виртуальности.
Она сидит дома перед своим компьютером и стягивает шлем. На экране – её собственные мозги, размазанные по стенкам. Виртуозно матерясь, Яна пинает системный блок и отключает компьютер. В принципе, она могла бы вернуться на арену, но уже полчетвертого утра. Пора веселиться...
Всего пару секунд занимает четыре отточенных движения: расстегнуть молнию виртуального костюма, стянуть его, встать и еще раз пнуть ни в чем не повинный компьютер.
Она перемещается к холодильнику, который для удобства стоит здесь же, в комнате. Быстро вытаскивает кусок ветчины и, на ходу запихивая его в рот, идет под душ. Еще через двадцать минут она уже выходит на улицу. Холодно, но она этого не чувствует. Еще мокрые волосы быстро превращаются в сосульки. Она быстро проходит несколько кварталов, входит в один из спящих домов и буквально взлетает на чердак.
Там сидят четверо. Две девушки, два парня. Все в просторных пуховиках и с сигаретами.
- Опоздала, - хриплым голосом говорит одна из девиц и поднимает голову: грязные волосы красноватого оттенка обрамляют болезненно худое лицо.
- Знаю. Прости, - отвечает Яна, впрочем, без особого сожаления.
- Ничего, - это говорит уже вторая и, судорожно затягиваясь, улыбается: - Курить будешь?
- Смотря что, - по лицу Яны тоже пробегает улыбка.
- Мы взяли один пакет... как всегда, - говорит парень, а Яна уже присаживается рядом, протягивая ему деньги.

10

Еще пять лет назад виртуальный мир был выдумкой фантастов. Уже существовали компьютерные сети, шлемы, виртуальные костюмы, но все это было профанацией. Были созданы сотни игр, где герой мог свободно перемещаться в объёмном и красочном киберпространстве, но о виртуальности и речи идти не могло.
Мир, созданный компьютерами, слишком примитивен. Он не идет в сравнение даже с мультяшками, тем более – с кинофильмами. Что уж говорить о реальном мире? Можно было бегать по нарисованным лабиринтам и замкам, сражаться с чудовищами или с приятелями, сидящими за такими же компьютерами. Но даже в горячечном бреду никто не спутал бы иллюзию с реальностью.
Компьютерные сети позволяли общаться людям по всему миру. Но это был просто обмен строчками на экранах... в лучшем случае рядом с нарисованной рожицей собеседника.
Подлинная виртуальность требовала слишком мощных компьютеров, неимоверно качественных линий связи, титанического труда тысяч программистов. Город, подобный Диптауну, строили бы не один десяток лет.
Все изменилось, когда бывший московский хакер, а ныне преуспевающий американский гражданин Дмитрий Дибенко изобрел глубину. Маленькую программу, влияющую на подсознание человека. Говорят, он был помешан на Кастанеде, увлекался медитацией, баловался травкой. Верю. Его бывшие друзья признаются, что он был циничным и ленивым, неряхой и посредственным специалистом. Тоже верю.
Но он породил глубину. Десятисекундный ролик, прокручивающийся на экране сам по себе безвреден. Если его показывать по телевизору (говорят, в некоторых странах это рисковали делать), то телезритель ничего не почувствует, не станет участником фильма. Сам Дмитрий хотел лишь создать на экране компьютера приятный фон для медитации. Он его создал, пустил гулять по сети и две недели ни о чем не подозревал.
А потом один украинский паренек посмотрел на цветные переливы дип-программы, пожал плечами и начал играть в сврою любимую игру – «Doom». Нарисованные коридоры и здания, отвратительные монстры и отважный герой с дробовиком в руке. Простая трехмерная игра, с нее начиналась целая эпоха объемных игр.
И он попал в игру.
Пустой (был уже поздний вечер) зал патентного ведомства, где он работал, исчез. Паренек больше не видел компьютера, за которым сидел. Его пальцы жали на клавиши, заставляя нарисованную фигуру двигаться, поворачиваться, стрелять, а он чувствовал, что он сам бежит по коридорам, уворачиваясь от огненных зарядов и оскаленных морд. Он понимал, что это игра, но не знал, почему она стала реальностью и как её закончить.
Единственное, что он смог придумать, - пройти её до конца. И он прошел, хотя это оказалось гораздо сложнее, чем раньше.
Легкая рана становилась теперь не просто уменьшившимся процентом жизненных сил, а тем, чем и должна быть рана. Болью, слабостью, страхом. Он обнаружил, что залитый кровью пол становиться скользким, что каменная плита, за которой скрывается тайник с патронами, очень тяжелая, что гильзы горячие, а отдача от гранатомета едва не сбивает с ног. Эликсир, восстанавливающий здоровье, имел неприятный горький вкус. Бронежилет оказался сделанным из тонких металлических пластинок и довольно легким на теле – зато слишком просторным и с неудобными завязочками на спине. Часа через три стал заедать спуск дробовика, его приходилось давить медленно и плавно, покачивая пальцами в разные стороны.
В пять утра он прошел игру до конца. Чудовища были повержены. На каменной стене перед ним проступило игровое меню, и он с воплем ткнул стволом дробовика в слово «выход».
Иллюзия рассеялась. Он сидел перед мирно гудящим компьютером, глаза слезились, клавиатура под закостеневшими пальцами была разбита вдрызг. Западала кнопка, которую он в игре принимал за спусковой крючок.
Паренек отключил компьютер и уснул прямо на стуле. Пришедшие на работу сотрудники увидели, что все тело у него покрыто синяками.
Он рассказал о случившемся, и, разумеется, ему никто не поверил. Только к вечеру, осознавая случившемся, он вспомнил о медитационной программе Дибенко и заподозрил неладное.
Через неделю лихорадило весь мир. Корпорации, за исключением продающих компьютеры и программы, несли миллиардные убытки – всем, от программистов до секретарш и наборщиц, хотелось воочию побывать в киберпространстве.
С легкой руки Дибеко программа получила название «дип» и начала шествовать по миру. Впереди еще были исследования, доказавшие, что около семи процентов людей неподвластны глубине, а пребывание в виртуальности более десяти часов в день может привести к нервным расстройствам и псевдошизофреническому синдрому. Месяц оставался до первой смерти в виртуальности, когда пожилой мужчина, чей истребитель сожгли в космической схватке над планетой разумных фиолетовых рептилий, умер от инфаркта прямо за клавиатурой компьютера.
Это уже не могло никого остановить или напугать.
Мир погрузился в глубину.
«Майкрософт», IBM и компьютерная сеть «Интернет» создали Диптаун.
Главным преимуществом дип-виртуальности была простота. Не надо детально прорисовывать здания и дворцы, лица людей и детали машин. Лишь общие очертания и мелкие, узнаваемые детали. Коричневая стена, поделенная на прямоугольники, кирпичная кладка. Голубизна сверху – небо. Штаны синего цвета – джинсы.
Мир нырнул. И возвращаться на поверхность не собирался. В глубине было куда интереснее. Пусть она оставалась доступной не всем, но интеллектуальная элита присягнула на верность новой империи. Глубине.

11

7.30 утра. 15 декабря.

«Дзинь-дзинь-дзинь»...
«Дзинь-дзинь-дзинь»...
«Дзинь-дзинь-дзинь»...

- Мммать... Какого лешего, - с этими словами я продираю глаза, и на автомате, укутавшись в оделяло, бреду к телефону.
«Хм! странно, межгород вроде по звуку», - эта мысль мне приходит уже при поднятии трубки.
- Алло! Рому можно?
- Да, это я. А, это ты Макс... Ты рехнулся? – посмотри на время, – самый сон начинается!
- Утихни. Через полчаса сбор в секте Поклонников Пива. Быть, как штык. Есть интересный проект...
Короткие гудки. Я ничего не понимаю, кладу трубку и смотрю на табло определителя: 966-74-74.
Наверное, все-таки круто иметь роуминговую трубку – никто не узнает, откуда звонишь, - подумалось мне.
Да пошел он. Проект. Хватило мне его проектов, – чуть ноги не переломали, - с этой мыслью я рыбкой плюхнулся на диван и тут же задремал.

Через 10 минут.

Я проснулся оттого, что мне стало как-то неудобно лежать на спине.
С неохотой поднявшись, взглянул на часы: осталось восемнадцать минут до сбора. Шлепаю в туалет и выпускаю широкую струю желтоватой жидкости.
Так рано я уже год не просыпался. Сейчас бы душ принять. Хотя ладно, потом.
От раздумий меня отрывает резкий крик кота, таким образом ОНО оповещает, что созрело для принятия первого ланча. Хотя ОНО готово есть всегда и везде.

Оно – потому что кот у меня кастрированный. Покупался, как кошка, и был назван Соней. Потом, когда через восемь месяцев мы поняли, что это кот – быстренько его обрезали, но имя закрепилось прежнее, так как оно полностью оправдывает его характер.

- Пшел ты, Соня! Только тебя не хватало. Хотя ладно, пойдем.
Процессия, состоящая из меня, закутанного в клетчатое одеяло, и кота, гордо несущего свой хвост трубой, прошествовала к холодильнику. Наложив Соне полную миску корма, я пошел к себе.
Оставалось десять минут.
Присев на стул я включил компьютер. Началась нудная система авторизации. Пароль на биос, пароль на boot-manager... И, как высшая награда, на мониторе вырисовывается полуобнаженная красавица. Пышная, со слегка преувеличенными чертами лица:
- Привет, Рома! – радостно (даже чересчур) приветствует она меня со своего ложа под балдахином. Хорошо ей, блин!
Это операционная система Linux. Дистрибутив, который создал я сам (или почти сам) – Romix. Как любая уважающая себя операционка она имеет красивый голос и симпатичную мордашку. Как варианты личности системы я также предствил при создании голубоватого вида мальчиков и Линуса Торвальдса, но у моей брюнетки-рабочего стола грудь больше, поэтому великий программист давно не ночует на моем мониторе.
- Запускай соединение «Мастер-1», - приказываю я системе.
- Соединяю. Линия занята. Подожди немного, - сообщает брюнетка, слегка нахмуривая лоб, - Готово. Соединение стабильное: 2 мегабита в секунду.
Я уже подключаю комбинезон к дип-разъёму, натягиваю шлем.
- Консоль, включай консоль.
- Серьезно? – интересуется система, усаживаясь пособлазнительней.
- Да! Да! Да! – зло рычу я в ответ.
Брюнетка меркнет, заменяясь черным экраном.
Deep.
Ввод.
Первые движения – самые трудные. Комната отеля. Кровать, шкаф, зеркало и, непременно, компьютер. За ним я и сижу. Быстро подхожу к зерцалу: на мне личность три – Роман. Не подходит. Это – девочек клеить и по форумам гулять. Распахиваю шкаф - там в ряд висят личность один – Красавчик, четыре – Маша и семь – Хакер. То, что нужно.
Прижимаюсь к, казалось бы, резиновому надувному человечку. Секунда и уже симпатичный Роман висит в шкафу, а в зеркале виден высокий, бледный молодой человек с короткой черной шевелюрой. Поправляю очки.
Хакер – он и есть Хакер.
Это называется маскировка наоборот.
Выхожу из номера, старательно запираю дверь. Коридор, ряд таких же дверей. В подобных отелях арендуют номера люди, редко входящие в глубину. Сбегаю по лестнице. И выхожу на шумную и яркую улицу Диптауна. Поднимаю руку, тут же рядом со мной останавливается такси с ярким лейблом: «Дип-проводник». Водитель – прилизанный юноша - открывает рот для традиционного приветствия, я опережаю его:
- Секта поклонников пива, религиозный квартал.
Программа-водитель покорно замолкает. А что ему еще остается?
Едем. За окном мелькают пейзажи Диптауна. Успеваю разглядеть памятник Последнему Спаммеру, когда мы въезжаем в религиозный квартал.
Мелькают роскошные и нелепые капеллы, мечети, церкви... В глубине все равны. Она демократична. Останавливаемся у паба. Это – секта добрых и веселых, страдающих легким ожирением Поклонников Пива.
Выхожу из такси и быстрыми шагами захожу в рай: сотни сортов пива со всего света.
Достаточно лишь раз попробовать отменное пиво в реальности, чтобы в глубине до конца дней своих пить его литрами.
Сдерживая сожаление, прохожу мимо стойки бара. Игнорируя шумные компании, прохожу в самый дальний конец, открываю дверь. Попадаю в серый пенал – комнату без окон. Громко говорю в потолок: «31337id45» - это код для личного пространства хакеров. Вернее мой личный код. Для любой секретной сходки используется нехитрая комбинация: 31337id и твой личный номер. Это тоже маскировка наоборот.
Стены вокруг меня мутнеют, и я оказываюсь в летнем парке. За сдвинутыми пластиковыми белыми столиками сидит народ. Все свои. Иначе и быть не может.
Завидев меня издалека, коренастый паренёк лет двадцати, в котором я с трудом узнаю Метео-Макса, кричит:
- Привет, mr! Ну ты и сволочь! – mr – это мой ник и имя личности семь. Простые правила вежливости заставляют нас с Максом не называть реальных имён.
- Ну тебя. Поднял ни свет ни заря...
- У тебя есть какое-нить надежное соединение?
- Это самое, что ни на есть.
- Ну, смотри... – он отхлебывает пива, кажется, Stella Artois.
Я присаживаюсь на пластмассовый стул. Присматриваюсь, – это единственное свободное место, - значит, все в сборе. Тянусь за «Крушовице» и с наслаждением отхлёбываю лучший из придуманных напитков. Следующие пять минут пожимаю руки и здороваюсь.
- Слушай, mr. Дело есть. На много баксов.
- А сколько лет за него могут дать?
- Тебе – вышку, это точно.
- Ладно, выкладывай.
- В общем, ты, наверное, в курсе, что скоро выборы президента Диптауна?
- Угу, СтУдЕнТ – рулез!
Рулез – это что-то хорошее. Быстрый интернет, красивая девушка, вкусное пиво... интересный человек.
- Никакой он не рулез. В общем, знаешь, как устроены выборы?
- В принципе, да. Ты что, поломать там что-то удумал?
- Однако ты еще и догадливый сегодня! – Метео отхлебывает пива, мой рот не в состоянии закрыться, поэтому я просто сижу и дожидаюсь, когда он продолжит.
Насытившись жидким хлебом он смачно рыгает. Выпендривается. В Диптауне не предусмотрена возможность рыгать. Скорее всего, это – его программа, которую он так замысловато демонстрирует. На лицах остальных сдерживаемые улыбки. Мне не до этого.
- Хакнем предварилово. Народ разогрет, можно будет скомпрометировать кого угодно, любая информация, воспринимаемая с экрана будет теребить и так расшатанные нервишки обывателей, про жителей Диптауна я вообще молчу.
Язык отлипает от нёба. Всё ясно. Хакнуть выборы они не хотят. Нужно всего лишь подогреть народ...
- Ясно. Чей заказ?
- Pleasant’а. Или господина Паркера.
- Ты рехнулся? Паркера проталкивать??? Америка – президент глубины?
- Не нервничай. Мы параллельно с людьми Пупкина, - усмешка, - говорили.
Я одним махом допиваю пиво. Стоит стакану коснуться стола – он вновь полон. Люблю глубину.
- Знаешь, неохота до конца жизни проваляться в инвалидном кресле и пить пиво из капельницы...
- Паникер, - отмечает Метео.
- Хорошо тебе. Сидишь под крышей и на солнышко плюешься.
- А ты чего? – в нарисованных глазах нарисованного человека не видно интереса.
- А оно нужно? Мне пока и так хорошо, - отвечаю я.
- Рано или поздно придется, - то ли с сожалением, то ли с пьяной грустью сообщает Макс. Как будто, я и так не знаю. Мне уже давно намекали, что после института ждут. Рабство как было, так и осталось. Ложную свободу нам даёт глубина. Наверное, каждый со временем это замечает. Важно не это. Важно то, что она даёт мне совсем неложные деньги.
- Какие гарантии и сколько?
- Гарантии? Хм, - Метео лукаво прищуривается, - гарантирую инвалидную коляску, а потом деревянный ящик, а денег тебе хватит, - секундное замешательство, - чтобы любимой отлить твою статую из платины... в натуральный рост.
- Лучше из титано-вольфрамового сплава, - я произношу одну из своих любимых фраз, впрочем, она ничего не значит, - А, вообще-то, круто. Хотя, знаешь, дело не в деньгах... Никогда не смогу простить себе того, что упустил возможность поучаствовать в настоящем шоу...
- Значит, тебе можно не платить?
- Иди ты! Кто еще в проекте?
- Все присутствующие, плюс Капустников и Vizit0r, я сейчас до них дозваниваюсь.
Я оглядел «присутствующих». Быстро сосчитал.
- Итак, семнадцать человек должны хакнуть всю глубину? – спросил я, уже догадываясь, что мне ответят.
- Нет. Еще трое или четверо будут координировать, затем «люди на местах»... если мы будем поглужаться, - я поморщился, не люблю шутки над глубиной, а Метео продолжал, - Отсвистят нам, если что...
- Похоронный марш отсвистят?
- Может и похоронный.
Не знаю, чего во мне было сейчас больше интереса и восхищения или страха, как бы там ни было, я уже согласился. И Макс, наверняка об этом знал. Он же знает меня...
- Мои действия? – перехожу на сухой деловой тон.
- Деньги есть? – он улавливает мой настрой.
- Штуки две наличными, может, на карточках штука...
- Мало. Дай номер своего счета.
Кидаю ему через стол визитку. Откидываюсь в кресле и жду. Остальной народ тихо переговаривается, но в наш разговор никто не вмешивается. Метео возится с карточкой.
- Готово, - наконец заявляет он, - Все траты записывай, потом отчёт приложишь.
- Какие траты? Подкуп Димы Дибенко?
- Не совсем, кстати, читал отчеты на сервере о системе выборов?
- Да там прямым текстом сказано, что фигня это всё... – уверенно заявляю я.
- Ладно, пока не об этом речь, - Макс меня прерывает, за что я ему очень сильно благодарен, кроме того, что там всё – фигня, я не помнил ничего.
- В общем, так – нужно организовать несколько квартир в Питере, в знакомом районе. Укрепить их. Пути отхода. Выделенки. К завтрашнему вечеру – квартиры, к восемнадцатому доступ в Диптаун и Интернет. Денег не жалей. Приеду к тебе завтра в семь-восемь...
- Утра? – наверное, моё нарисованное лицо отразило весь ужас повторного подъёма, но Метео непреклонен.
- Да, утра, - отвечает он, и, не давая мне вставить ни слова, продолжает, - На случай, если тебя не будет - (смешок), - оставь ключи в почтовом ящике. Потом, сегодня где-то в четыре к тебе придет мой человек.
- Хорошо. Это все? – я приканчиваю уже второй стакан пива.
- Не совсем... – Макс начинает мяться.
Я откровенно не понимаю в чем дело, а он хватается за бокал и начинает пить. К тому моменту, когда опустевшая посудина коснулась стола, Метео уже начинает говорить – жестко и уверенно:
- Нам понадобятся услуги дайвера. Но они все слишком разборчивы. Не согласятся. Нужен аполитичный... кадр. Ты знаешь... одного. Предложи... ему работу.
Я киваю. Всё понятно.
Быстро прощаюсь и выхожу и секты, в животе булькает. Добираюсь до гостиницы и выхожу в реальность. Делаю одно небольшое дельце и тут же сваливаюсь на кровать, засыпаю мёртвым сном.


100

Я действительно знал дайвера.
Яну.
Я знал её еще в реальности, до изобретения глубины. Мы были хорошей парой. Несколько незаурядной, правда. Он (то есть я) – начинающий программист, студент, а она делает все – и ни в чем не добивается успеха. Но, я её любил.
Когда появилась глубина мы нырнули в первый раз вместе.
Через некоторое время я начал замечать за ней какие-то странности. Странности в глубине. Она могла стоять, прислонившись к стене и не реагировать на меня какое-то время. Могла сидеть за столиком в секте Поклонников Пива и смотреть пустыми-пустыми глазами.
Когда мне удавалось её растормошить, она с невинным видом говорила: «извини, задумалась».
Тогда я уже работал в одной фирме. Системным администратором, но частенько уходил в глубину. Проверить, например, хорошо ли работает связь и т.п. В общем, разгильдяйничал по полной.
Однажды, когда я сидел себе в виртуальном офисе и настраивал виртуальный же компьютер, ко мне влетела Яна. Следовало уже тогда подумать, как она вошла в здание, представлявшее собой саркофаг, то есть для простых жителей глубины оно было закрыто. Яна просила меня спрятать какой-то файл, протягивала дискету, кидалась в слезы.
Я согласился, она, чмокнув меня в щеку, убежала куда-то, и я еще раз забыл поинтересоваться, как она входит-выходит из здания. Файл я быстро переправил к себе на один из виртуальных адресов. Через пару минут в стене здания начала расползаться дыра, – так красиво в Диптауне нарисовано действие вируса. В проем шагнул человек в одном из стандартных тел Виндоус-хоум. Пытался предложить какую-то работу, говорил, что знает о моем «таланте» - это слово он как-то особенно выделял, – божился, что не будет меня наказывать за мелкие погрешности, обещал хорошо платить. Я ничего не понял и прямо заявил ему об этом. Лицо человека исказилось злом: «Ну, смотри, дайвер, за тобой идут...».
Дайвер.
Мне резануло уши.
Известно, что нормальные люди могут выходить из глубины, только увидев нарисованный компьютер. Мы ее рабы в каком-то смысле. Поэтому и ставятся таймеры, безусловно прерывающие погружение через определенное время, – не больше сорока восьми часов. Хотя люди, которые, как я, ставят таймер на двадцать часов – уже редкость.
Незнакомец принял меня за одного из немногочисленных людей-легенд, способных видеть программные ошибки, как двери в неприступных крепостях, наделенных возможностью выходить из глубины без помощи компьютера... Он принял меня за Бога глубины. За дайвера. Что за глупости? При чем тут я?
С этими мыслями я приступил к изучению дыры в стене.
Но ровно через пять минут, когда она была заделана, я услышал голос с улицы: «Немедленно выходите! Это полиция Диптауна. Не пытайтесь покинуть город, нам известен ваш сетевой адрес. Немедленно...»
Это не мне. Что может понадобиться полиции Диптауна от меня?? Это точно не мне. Я уже почти убедил себя в этом, когда на месте старой дыры начала расползаться новая...
Еще пару месяцев у меня заняли судебные разбирательства, туманные угрозы и заманчивые предложения. Затем всем стало ясно, что я не тот, кто нужен. Меня оставили в покое. И Яна тоже. Я не видел ее на протяжении нескольких месяцев.
Уже потом, набравшись храбрости, я удаленно просмотрел тот файл, там было что-то непонятное – результаты исследований, какие-то химические формулы... и пара вирусов внутри, которые я удачно обезвредил. Зачем какой-то замызганный файл охранять боевыми вирусами. Что, черт возьми, произошло?
Еще через пару недель появилась Яна.
Просто пришла в реальности и позвонила мне в дверь.
Я открыл. Она попыталась повиснуть на мне и чмокнуть, но я её отстранил, с трудом сдерживая желание как следует дать ей по морде.
Яна кивнула, кажется, всё поняла.
- Я пришла... за дискетой, - сдержанно сказала она.
Пожалуй, только я знаю, что за этой сдержанностью обычно прячутся проглатываемые слезы. Но мне нет дела до её слез.
Я отдал ей файл, переписанный на болванку, на настоящую дискету он бы не влез. Бросил:
- Вирусы. Там было два боевых вируса. Оба обезврежены.
Она снова кивнула. Потом сказала, что еще зайдет вечером и просит не уходить в глубину. Я хмыкнул. Хорошо, Яночка, я не зайду в глубину, но и тебе у меня больше не место.
Это было год назад - шестнадцатого декабря.
Я честно прождал её до вечера, в три ночи нырнул. Посидел в секте поклонников пива со старыми друзьями, которых я в реальности никогда не встречу. Потом покинул глубину и проникся какой-то мгновенной завистью. Вот ей не надо брать такси на другой конец города, ей достаточно захотеть и она выйдет из глубины. Яна-Яна! Как хорошо ты меня провела. «Задумалась»! Опять непонятная злость стала меня распирать.
Я выключил дип (тогда у меня еще не было Romix’а). И сел смотреть доску объявлений.
Приветы-ответы, туманные договоры и просьбы.
Как обычно. Часть – мне. Но ничего особенного. Друзья, должники, коллеги по группе (я тогда еще состоял в каком-то кулхакцерском объединении)... Все хотят встретиться в реале, всем интересно.
Может ты, Яна, и глубоководная рыба, но ведь и я тоже.
Звонок в дверь. Я посмотрел на часы – там пять утра. Неужели... ?
Я распахнул дверь. Там стояла она. На лбу – бисеринки пота. Дыхание сбившееся. Так на мой второй этаж не взлетают. Значит, где-то еще бежала.
Я отступил, оставив небольшой проем между своей грудью и косяком. Она скользнула в него. За это мгновение я успел почувствовать холод внутри себя. А обычно я прижимался к ней, и она была теплой... Теперь не буду. С меня хватит. Я придирчиво осмотрел лестницу, потом закрыл дверь на замок и цепочку. Добежал до комнаты, погасил там свет. Остался только бледно мерцающий монитор. Только потом посмотрел на Яну. Она стояла посреди прихожей. Волосы почему-то были с проседью. Или это иней? В руках судорожно сжимала два новогодних пакета для подарков. Хотя нет, на втором очень в тему было написано «Христос воскрес!».
Я вернулся в комнату и задернул занавески. Она прошла за мной. Скинула дубленку прямо на пол. Хотя дубленка-то не её... ни разу на ней такую не видел.
Я достал из холодильника бутылку колы, и протянул ей. Она молча взяла и залпом выпила, потом положила локти на стол и легла на них, пытаясь отдышаться. Я сел напротив, закурил.
Когда она немного успокоилась я начал размеренно говорить заготовленную речь:
- Я больше не собираюсь прикрывать твои дайверские, - она встрепенулась, как от пощечины, а я воспользовался моментом, чтобы глубоко затянуться, скрывая торжество, - дайверские выходки своей задницей. Так что сейчас мы прощаемся раз и навсегда.
Она кивнула, а потом внезапно вырвала у меня сигарету и глубоко затянулась.
Я проглотил удивление, она выпустила дым.
- Я поняла, - голос оказался хриплым, словно у неё ангина, я пригляделся: лоб и щеки горят красным, дышит прерывисто... точно ангина. Ну и что? Какое мне дело?
- Я поняла, - повторила она, - Я пришла подарить тебе подарок на новый год, - Яна толкнула носком ботинка пакет с веселым Санта-Клаусом, - Извини. Я не знаю, где я теперь буду, - она проговорила, словно пробуя слова на вкус, - Но, если я тебе понадоблюсь или мои услуги понадобятся... пиши на доску объявлений. Код 3263724, а после него любое сообщение. Такой код я просматриваю в первую очередь. Пока, - она встала, и, прежде, чем я смог возразить, чмокнула меня в щеку, быстро накинула дубленку и буквально вылетела на лестницу.
Я так и остался стоять, держась за щеку, горевшую от холода.
Только через полчаса я догадался открыть пакет: там ровными стопками лежали доллары, всего десять тысяч.
Больше я Яну не видел.
На следующее утро я позвонил своей симпатичной сокурснице и спросил: «Лена! Хочешь куда-нибудь сходить?» и радостно вслушался в положительный ответ.
Ходили слухи. Говорили, что Анэри – личность Яны в глубине - часто видят в виртуальном кабаке, где распространяется марихуана, говорили, что она спилась в виртуальности...
Мне нет до этого дела. Мне все равно. Но она – дайвер, и мне нужна помощь.

101

10 утра. 15 декабря.

Вернувшись домой Яна камнем рухнула на диван и проспала еще три часа. Больше спать не получалось, как она ни старалась. Поплелась к компьютеру, прикинула в уме: пора на заработки. Соединилась с обычным Интернетом, без выхода в глубину. Начала пробегать ровные строчки сообщений.

3263724. Привет от братьев и сестер.

- это дайверы просят явиться на сходку.

3263724. пора продавать конфеты

- это сигнал от друга: можно продавать недавно похищенный файл.

3263724. Нужна помощь, подарю букет лаванды. Ромео.

Пару минут она просто сидела перед компьютером, стараясь понять, кому нужна помощь.
Ромео? Кто это? Что за глупости? Потом в воспаленном мозгу что-то загорелось: Ромео! Конечно, это Рома.
Только как с ним связаться?
Яна сейчас в Москве, он, наверное, в Питере.
Она быстро открыла нижний ящик стола: там лежал мобильный телефон в россыпи сим-карт. Немного помедлив, она вставила одну из них. Ввела пин. Через пару минут, когда закончился поток смс, она набрала номер старого мобильника Ромы, предварительно поставив подавление номера.
Уже через час она выходила из дома с небольшой спортивной сумкой за плечами. Пустой сумкой. Файл она всё-таки потрудилась продать.
Еще через полчаса она уже штурмовала магазины. Джинсы, свитер, майка, белье, зубная щетка, часы... Потом налетела на продуктовый, и вскоре уже садилась в поезд, отправлявшийся в Питер.

В тоже время (около трех)

Я проснулся от жуткого удара по почкам. В глазах потемнело, и я мгновенно согнулся. С меня спрыгнул довольный кот. Любит он выполнять такой трюк – прыжок на мой живот с высоты шкафа.
Сползаю с кровати. Застелить? Какая пошлость...
Ужасно хочется есть. Плетусь до холодильника и с ужасом обнаруживаю, что ничего, кроме пельменей нет. Пельменями питаться я больше не могу. Еще пара месяцев и лягу с подозрением на гастрит и язву. С горя, схватив упаковку кошачьего корма, я начал тихо похрумкивать пастилками в форме кошачьих голов. А моя голова тем временем напряженно работала.
Итак, квартиры. Сколько? На двадцать человек... три однокомнатные. Желательно третий этаж и пожарные лестницы. Крайний срок? Не помню. Нужны как можно быстрее. Будет сделано. Макс, может, и без башни, но у меня-то она есть.
- Алло! Пенни-Лайн Реалити?
- Да, я вас слушаю, что вас интересует?
- А Катю можно?
- Как вас представить?
- Рома.
- Вы её знакомый?
- Да. Был когда-то.
- Минутку.
Меня переключили на Катин телефон.
- Привет, - говорю весело, нарочито весело.
- Рома! Приветик! Год тебя не слышала... Как ты?
- Нормально, - я съел еще одну кошачью пастилку.
- Какими судьбами?
- Нужно срочно три квартиры. В моем районе. Однокомнатные, недалеко от моего дома. Этаж третий-четвертый. С пожарной лестницей.
- Хм! А зачем тебе?
- Срочно нужно. Не мне – меня попросили всю эту х#%ню организовать.
Я почти с садистским удовольствием представил, как Катя морщится. Еще бы! Не любишь, девочка, крутых хакеров, получай своё.
- Вот, смотрю, солнышко, - ехидство, только ехидство в словах, - у нас мало что есть в твоем районе.
- Послушай, мы платим вперед сразу за два месяца. Телефон не обязателен... Поищи, умоляю.
Знаю, знаю, Катюша, как тебя взять, любишь ведь, когда перед тобой унижаются.
- Ладно, к какому числу эту х#%ню тебе надо?
У меня медленно отвисает челюсть, но я справляюсь с собой.
- Сегодня к двум дня мне нужны ключи.
- Е%#улся?
Я поперхнулся кошачьим кормом.
- Я всегда был таким, - произношу с деланным спокойствием и думаю, кто же научил её матюгаться.
- Ну ладно, по старой дружбе. Сейчас всех на уши поставлю. Тебе куда перезвонить?
- Я сам тебе позвоню. Мобильник старый?
- Конечно.
- Вот и ладушки, - сам не замечаю, как начинаю сюсюкать, - Целую, мне пора.
- Я побежала искать. Чмок.
Я сглотнул. Представил, как её полные губки целуют трубку... оох! Не расслабляться.
Так. С квартирами решаем. Поехали дальше. Я дохрумкал последнюю кошачью печенюшку и мысленно извинился перед животным.
Дальше у нас по плану Интернет. Начнем с Сафронова.
- Алло. Дина Телеком?
- Да, здравствуйте. Чем могу вам помочь?
- Девушка, позовите Юру Сафронова, это срочно!
- Как вас представить?
- Скажите... – я замялся, вряд ли она правильно поймет, если я сейчас представлюсь, как mr, - скажите, что это из ФИДО.
- Вы его знакомый?
- Да... Был когда-то. Ой!
Я дико заржал. Вот черт! Натренировался, блин. Был когда-то... ой, мама...
- Алло.
- Здравствуйте, Юрий. Это Роман. Немного известен, как mR.
- И?
Честно говоря, я ожидал больших восторгов...
- Ну так? – спросил он. Вот свинья, а!
- Срочно нужен канал. У вас есть видимость на мой район?
На том конце было буквально слышно, как скрипели мозги. Да уж. Вот называется слава ФИДО. Даже не помнит, откуда я.
В конце концов, бешеный скрип прекратился, и Юра спросил, где я живу. Не скрывая сожаления в голосе, я ответил.
- Прямой видимости нет, - безапелляционно заявил Юрий.
- Ну а кто-нибудь у вас там есть?
- Да, одна конторка – мы им 256К тянули.
- К ним можно подключиться?
- Только по воздуху.
- Пойдет, - Сафронов начал меня раздражать, - Только потестировать дня три хочется.
- Все равно залог платить придется.
- Это меня не волнует. Только небольшое дополнение: мне это нужно уже в рабочем состоянии завтра к шести вечера.
На том конце послышался сдавленный кашель, переходящий в смех.
- Я же сказал, деньгами не обижу, - пытался я втолковать непрерывно ржущей трубке.
- А к чему такая спешка? – кажется, сквозь слезы спросил Юрий.
- Проект намечается, но старый канал не устраивает.
- Может, просто хостинг купишь? – Сафронов больше не смеялся, он пытался отделаться...
Еще пару минут я отвергал всяческие предлагаемые им альтернативы.
- Ладно, покумекаем, - сказал он, - перезвони мне часа через три-четыре.
- Спасибо, с меня причитается.
- Нам всем потом зачтется.
- Пока.
- Ну, давай...

Я критически посмотрел на пустую пачку из-под кошачьего корма и пошел варить пельмени. А что мне остается?
Пока клейкие куски теста и несъедобные крохи мяса внутри разваривались до состояния полной несъедобности, я сделал еще пару звонков.
Потом принялся за свой завтрак. Вкуснотища! Жаль, желудок этого не понимает.
Наверное, все-таки кошачий корм много вкуснее пельменей. Не понимаю, почему животных кормят этой замечательной закуской, а людей - всяким... – думал я, вываливая остатки пельменей коту в миску.
Я быстро проверил счет, который пополнил Макс. И тихо так присвистнул.
Нам с Соней этого хватило бы до конца жизни. На кошачий корм, разумеется.
Раздался звонок в дверь.
Тихий такой, ничего хорошего не предвещающий.
- Кто там? – я на ходу натянул штаны.
- Человек. Принес посылку от Печкина.
- А, заходите.
Медленно открыв дверь, я увидел на пороге маленького мужичка лет тридцати с большим портфелем. Он выглядел весьма оригинально, – в одном кармане куртки торчала тоненькая антенна какого-то мобильного телефона, из другого – широкая труба спутникового телефона.
Да уж. Нечасто на улице встретишь человека со спутиковым.
- Мне так и стоять в проходе?
- Да нет, извините, заходите, пожалуйста, - подсознательно я уже проникся к нему доверием: спутниковый все-таки.
Мужичок тем временем снял ботинки и повесил куртку и зашел в мою комнату.
- Так. Тут деньги...
- Еще? – не удержался я.
Просто, честное слово, ни разу в жизни не оперировал суммой, превышающий стоимость моей квартиры. Мужик посмотрел на меня, как на законченного идиота, но промолчал.
- Десять тысяч долларов. Двести тысяч рублей. Те, что на карточке лучше используй сначала, а то потом запаришься переводить назад.
- Хорошо. А как вас зовут-то?
- Для тебя Михаил. Вот моя визитка.
Он протянул картонный прямоугольник, от того пахло типографией. На визитке значилось: «Ларин Михаил. Скорая помощь. Телефон: 03».
- Да вы шутник?!
- Работа такая, - расплывчато ответил Ларин, а мне вспомнилось:
В черном-черном городе чёрными ночами
Неотложки черные с черными врачами
Едут и смеются и песенки поют,
Люди в черном городе, словно мухи, мрут.
- Чаем хоть угостишь? – прервал он мои размышления, - Покалякать надо.
- Ой! Извините. Пойдемте. Конечно, чай...
Параллельно я захватил из серванта две новые чашки.
Ларин сел и принялся сосредоточено болтать ложкой в чашке:
- В общем, так - если буду нужен, я всегда рядом.
- Следить будете? – уточнил я.
- Да. Так нужно.
- Да, дела...
- Ты что-нибудь уже прояснил?
- Да. Квартиры уже ищут. Узнаю насчет Интернета. Пара каналов, скорее всего, наберется.
- Нужно точно, а не «скорее всего», - передразнил Ларин.
- Знаете, вы бы еще за два часа до выборов это придумали бы.
- Тебе чем-нибудь помочь? – он говорил совершенно серьезно и я решил, что не отказался бы...
- Я бы не отказался от трех-четырех человек. В течение пары часов они должны уже быть здесь. Надо по поводу интернета подсуетиться и заняться оборудованием квартир.
- Хорошо. Звони Алиену и Даркисту. Я сейчас вызову парочку пиратов – они тебе помогут.
- А они в курсе?
- Это их не касается. Они получат свои бабки. Это их работа: не лезть в чужие проблемы.
- Хорошо. Да, чуть не забыл, с выделенками облом – получится все только на воздушке, хотя тем лучше – меньше вариантов засечь. Минут пять выиграем, пока узнают адреса.

Еще некоторое время я договаривался о подключении квартир по радиолинку, а потом мы, вместе со слегка повеселевшим Лариным стали дозваниваться до основного приготовительного состава.
Михаил о чем-то договаривался с «Китайцем» и его «близкими», а я соединялся с Кузнецовым и Алиеном.

- Ну, какие результаты? – спросил я Ларина.
- Пара человек будут у тебя в течении сорока минут.
- Хорошо, ребята тоже выезжают.

Мы еще немного поболтали по поводу оргмер, и я решил позвонить Катюше.

- Алло, Катя?
- Да, привет еще раз, Ромик. Я тебе нашла десяток вариантов.
- Это просто замеч-чательно, - протянул я, - кидай на домашний факс.
- Угу...
О... как, наверное, её губы сейчас сложились в трубочку... хм! Лучше бы они в другом месте так сложились... Хотя, о чем я? Не отвлекаться.
Я завел ВентаФакс и стал дожидаться входящего звонка.
Приняв три мелко исписанных листа, мы с Михаилом углубились в их изучение.
Быстро выбрали несколько устраивавших нас вариантов.
Как сегодня всё быстро... Я перезвонил Кате… так, я уже точно знаю, что буду делать с её губами. Игнорировать, конечно.
- Так, через полтора часа сможем приступить к осмотру, - доложился я Ларину.
- Как раз ребята подъедут.
- Тормозные у тебя ребята, - пробормотал я, и, уже вслух, спросил, - Ты на машине?
- Конечно.
- После всех вопросов поедешь на рынок, закупишься.
- Чем?
Так. Человек явно лет двадцать не выходил на улицу.
- А ты что думал, мы на трезвую голову работать будем?
- Алкаши.
- Работа такая, - невозмутимым тоном сообщил я. Один-один.

110

Через некоторое время появились обещанные ребята Китайца, а с ними и Дарк. Алиен, как всегда, опаздывал.
С Лехой (Даркистом) я тепло поздоровался, а «ребят» искоса разглядывал: высокие, в черных пальто, с дипломатиками – им бы на фьючерской бирже спекуляцией заниматься, а не держать половину рынка пиратских CD.
Чуть позже, когда пришел Алиен, я перешел к ориентировке на местности:
- Так, ребята. Всем большой привет. Через час пойдем смотреть квартиры, потом разделимся.
- Хорошо. Наши задачи? – сухо спросил Леша.
- Дарк, опять болеешь? Это у тебя уже хронизм...
- Да организм слабый.
- А ты в равных кедах поменьше ходи.
- Это я шифруюсь, важно сказал он, демонстративно доставая из кармана Мотороллу с откидной крышей.
- Зачем тебе эта мыльница?
- Эта мыльница самая маленькая в своем классе. Да и дешевле восьмисот американских рублей ты её не найдешь.
- СтеблО! – уверенно сказал я.
- СамО такое.
- Ладно, кто не завтракал? – спросил я.
- Все, - хором сообщили мне.
- Отлично! Тогда сходите в универмаг и чего-нибудь прикупите, а то у меня холодильник второй день стоит пустой.
С этими словами я удалился в душ и успел только расслышать удивленный крик с кухни: «Какой долбонат жрал кошачий корм?».
Удовлетворенно улыбнувшись, я залез под душ.
Через полчаса я уже уплетал двойной сэндвич с ветчиной, сыром и зеленью.
И лишь украдкой поглядывал на заботливо принесенный кем-то кошачий корм.
- Так, - начал я, не прожевав, - Три человека сейчас поедут в Дину Телеком, Зенон и ПайкНет. Мы с Мишей займемся квартирами. Еще один займется связью – мне нужна трубка, плюс какой-нибудь переносной телефон, чтобы на расстоянии пяти километров работал. И комплект из двадцати пяти гарнитур, коммутатор к ним. Главное – взять хороший коммутатор, хотя бы минимально шифрующий, на девятьсот мегагерц.
Я прикинул в уме: вроде ничего не забыл.
- А переносной телефон зачем?
- Домой поставлю, сделаю видимость, что я там.
- Шифратор, - вставил Даркист.
- Кто бы говорил...

Я стал набирать мобильник Кати.
- Привет, зая, птичка, рыбонька!
- Я сейчас около Петроградки. Через пару минут буду у тебя.
- Хорошо, мы тебя будем встречать около остановки.
- Только не опаздывать.

Через пару минут на остановку действительно подъехала чуть помятая волга. Из неё вышла Катя и её напарница.

- Привет, Ромочка! Ой, как вас много? Меня не изнасилуют?
- Да, я думаю, ты не против.
- Шутник. Ладно, поехали, тут недалеко.

Мы проехали ко мне во двор.

- Так, тут две квартиры на третьих этажах вот в этих домах, другая прямо напротив твоего дома. Правда, четвертый этаж, но тебе ведь не привыкать лазить по пожарным лестницам.
- Не ехидствуй. Просто заказчики странные, бояться, что их подожгут. Вот и решили заранее иметь путь к отходу.
- Решетки не забудь поставить, а то к ним часто гости будут по пожарке лазить.
- Посмотрим. Ладно, пошли.

Все три квартиры нам подошли. Даже очень – в двух из них были телефоны, а в одной уже стояла усиленная двойным листом стальная дверь. Мы быстро оформили все документы, я, прислушавшись к Ларинскому совету, слил деньги со счета, а заодно вручил Кате конверт с её «комиссионными».

- Ладно, Катюх, спасибо огромное. Век не забуду.
- Ну, счастливо.

Она, томно покачивая бедрами, доковыляла до волги и исчезла внутри.

- Так, Леша, ты дуй по магазинам. Будешь телефонией заниматься. Алиен, и вы, ребята, разделяйтесь. Поедете к провайдерам. Вот деньги. Не забудьте подкормить администраторов. Мы сейчас всех обзвоним и предупредим, что вы едете. Упирайте на крайний срок – завтра в пять-шесть. И уговорите их пока не оформлять разрешения на установку антенн и канальный спектр. Все. Вперед и с песней.

Мы с Михаилом вернулись ко мне и стали дозваниваться в провайдерские конторы. После нашли полуподвальные-полулегальные фирмочки, занимающиеся установкой автоматических жалюзей и дверей.
Через час мы с замерщиками уже обходили все квартиры. Пообещав хорошо заплатить, мы договорились, что на следующее утро, часам к двенадцати двери и окна уже будут защищены.
- Так, Михаил, поехали за мебелью. Заодно нужны резервные источники питания. Купим десяток UPS.
- У меня что, грузовик?
- Машину наймем... Кстати, кто организует остальную технику?
- Ребята в Москве сейчас все настраивают. Завтра Макс с автоколонной приедет, останется только все установить.
- Хоть одним геморроем меньше, - я облегченно вздохнул.
- Да и еще. Совет. Бесплатный. Повынимай у себя дома винчестеры. Замени их на что-нибудь нерабочее.
- Зачем? Мы же не у меня будем...
- Береженого Бог бережет, - сообщил Михаил.
- Я атеист.
- Ты еще просто сопляк.
- Ладно. Буду слушаться старших и быть паинькой.
- Хорошо, - Михаил усмехнулся, - паинька, поехали по магазинам.

Через пару часов мы уже подобрали всю необходимую мебель, которую нам пообещали доставить к вечеру. Заодно Михаил чуть не убил меня, когда я заказал три холодильника. Ну, не понимает человек, что без пива большие дела не делаются.
Вернувшись домой, мы застали на лестнице Даркиста, матерившегося на весь подъезд.
- В чем дело?
- Я вас тут уже полчаса жду. И аккумуляторы в трубе сели.
- Говорил же я, что ты СтеблО!
- Хоть бы ключи оставил...
- Ну, вот еще, - я хитро прищурился, - чтоб ты мне всю квартиру разнес? Щазззззззз...
Даркист втиснулся в коридор впереди меня и, стягивая ботинки начал отчитываться:
- Ну, в общем, сейчас приедет курьер – привезет тебе комплект твоих радиомикрофонов, запасной коммутатор. И трубу. Держи свой панасоник – я на него поставил усиленную антенну – километров шесть-семь будет держать. При условии, что базу вынесешь на балкон.
- Добро. Пошли ужинать.
Плотно поев, мы сели настраивать радиомикрофоны. Параллельно я баловался с трубой – мне было интересно, сможет ли кот прокусить откидную крышку.
Через некоторое время приехали ребята. У них всё получилось просто отлично. Завтра к обеду должны будут уже стоять антенны на домах, а к вечеру обещали полностью настроить каналы. Правда, пришлось потратить на это уйму денег, но что не сделаешь ради счастливого будущего наших детей?
- Ну что, попьем пивка и пойдем мебель устанавливать? – предложил я.
Предложение прошло «на отлично».
Утолив жажду «Старым Похмельником» мы двинулись встречать машины с мебелью.
Установка прошла успешно, но мы были никакие.
Миша напомнил мне позвонить Максу и быстро свалился спать, его примеру последовали остальные. Когда все захрапели, я вышел на кухню позвонить, но наступил кому-то на лицо. Под заковыристый мат, я поспешил смотаться на лестницу.
- Алло, Макс?
- Да. Обрел трубу?
- Как видишь.
- Мы тут почти все настроили, ночью упакуемся, поспим часика два и поедем. Дорога плохая, часов десять пилить будем.
- Ты только не гоняй на поворотах под сто сорок, а то в твой штраф-журнал уже некуда будет вписывать затраты на материальную помощь семьям ГИБДДэшников.
- Я иначе не умею ездить, - признался Макс.
- Ты неисправим. Ладно, до связи.
- Да, ты со своими личными делами утряси, на всякий случай. А то сам понимаешь, мало ли что...
- Лучше никого не волновать, мне так спокойнее.
- Ну, как знаешь.
- Пока...
Я ретировался в комнату и улегся на своем диване рядом с мирно посапывавшим кем-то.
А ночью кот ходил по головам и некоторым ребятам грыз пятки за то, что его не накормили третьим ужином... «Желудок котенка не больше наперстка» - вспомнил я, услышав очередное падение кота с дивана...
Ночью мне снилась какая-то женщина весьма беззастенчиво переодевавшаяся посреди моей комнаты. Махнув на это рукой, я перевернулся на другой бок. Мне начал снится волосатый храпящий мужик. Пришлось лечь на спину и наслаждаться отсутствием сновидений.
Первое, что я увидел, проснувшись, была та самая женщина, даже девушка. Она сидела в кресле напротив кровати и курила. Только была она не мокрая и голая, как во сне, а сухая и одетая. Глаза были мутноватые, зеленые, а волосы пышные и красивые. Внезапно до меня дошло: Яна! Но как она изменилась. Вроде стала меньше, не такая внушительная, а глаза просто ужасно выцвели.
Я быстро сполз с кровати и увел её из комнаты, еще не хватало, чтобы ребят перепугала.
В ванной последовало быстрое объяснение. Я пихнул ей мобильник, она созвонилась с Максом, о чем-то договорилась. Её удовлетворило почти всё, кроме того, что приходилось работать в открытую.
- Каждый из них, - она сделала неопределенный жест, - может меня выдать, для дайвера это смертельно.
- Они не выдадут, будь спокойна, да и что они о тебе знают?
Еще немного поспорив, она согласилась.
- Кстати, как ты вошла?
- Как надо, - с этими словами она вышла из комнаты и удалилась на кухню.
Через пару секунд я уже ехидно смеялся под заковыристый мат Даркиста, на которого за эту ночь наступали уже третий раз.
Надо сказать, что днем он признался, что за ночь на него наступили около пяти раз.
Дальше последовало поочередное пробуждение и последующее знакомство хакеров с Яной. Официально я её представил, как своего лучшего специалиста по шифрам. Кто-то обиделся.
Мы допили остатки пива, - Яна выудила из своей спортивной сумки бутылку «Бифитера» и смешала с каким-то тоником, кто-то из ребят присоединился к ней, - зажевали пельменями и бутербродами. Пошли заниматься установкой интернета и укреплением квартир. Дайвер нам не помогал, чего и следовало ожидать. Нельзя сказать, чтобы она совсем ничего не знала и не понимала в технике, но у неё в этом деле была своя маленькая роль, зато архиважная. Пока она сидела в глубине, мы носились туда-сюда.
За весь день ничего примечательного не произошло, кроме того, что установщики умудрились уронить навесной кабель и спалить один радиомодем. Правда, они быстренько все устранили – еще бы! - такие деньги были уплачены, что Новый год они могли позволить себе встречать на Канарах.

111

Она находилась в глубине в одном из пабов.
Очень надоедала толпа вокруг: все пили пиво, всем весело... Хотелось уйти в отдельное пространство, но все каналы, как сообщил бармен, были заняты. Поэтому, вместо того, чтобы пить глинтвейн на берегу крутой реки или наслаждаться «Гиннесом» посреди летнего парка, ей приходилось сидеть в основном зале, где помимо неё было еще человек двадцать-тридцать. Это раздражало.
В глубину она входила с Роминого компьютера, но быстро добралась до отеля, где у неё был номер. Там она сделала одно немаловажное дело и одела одно из своих тел – Angel. Темноволосую, прилизанную девочку в очках.
Первая пинта «Гиннеса» как-то незаметно подошла к концу и в тот момент, когда она уже собиралась подозвать бармена, за её столик уселся хмурый юноша лет пятнадцати. Она бы даже назвала его юнцом, если бы не знала, кто под этим личиком скрывается.
- Джин-тоник, один к одному, - бросил он подбежавшему бармену.
Тот молча кивнул.
- Ну, привет, талантливая, - без доли усмешки сказал паренек.
- Здравствуйте, дети, - хмуро ответила она.
На кресле перед ней сидел не просто житель глубины – человек неопределенного пола и возраста в теле пятнадцатилетнего пацана. Перед ней сидел дайвер. Такой же, как она. Может, чуть слабее, может, чуть сильнее. Но все же дайвер.
- У тебя намечается какое-то дело? – напрямую спросил Nick.
- С чего ты взял? – спросила она, сделав как можно более честное лицо.
- Angel, послушай, мы с братьями договаривались: никаких дел на кануне выборов, мы все побросали свою работу, кроме основной. Мы не должны принимать в этом участие...
- Знаю, я и не собираюсь кому-либо помогать или мешать, - уверенно сказала Яна.
- Нам стало известно, что ты отпросилась у своего босса, того на арене...
Всё ясно. Яна работала на «Арене Смерти». Прообразом этой виртуальной игры стала “Quake”, одна из самых популярных «стрелялок». Вся разница была лишь в том, что теперь людям предлагалось играть в живую... ну, или почти в живую, смотря, чем считать виртуальность. Один из совладельцев «аттракциона» занимался наймом дайверов для привлечения посетителей и, в случае возникновения неприятностей, их устранения.
Одним из них была Яна. Разумеется, это был не основной её заработок, и, накануне больших дел, она всегда отпрашивалась с работы.
- Хорошо, тогда тебя можно рассчитывать увидеть на арене сегодня?
- Возможно, - ответила она, пряча глаза в бокале.
- Арена двадцать семь: Большая. Начало в четыре часа по Гринвичу, - он наклонился поближе и тихо сказал, - Лично я советую тебе быть там.
- Хорошо. Я буду. Кто еще?
- Да, почти все. Может, несколько случайных игроков. Пара ботов. Все, как обычно.
Сказав еще пару ничего не значащих фраз, она вышла из паба.
Итак. Четыре по Гринвичу – это семь вечера.
Ну да ладно, конечно, не мешало бы выспаться перед делом, но пусть братья-сестры убедятся в том, что она кристально чиста... От этой мысли самой стало смешно.
Она прошла несколько метров и завернула на более безлюдную улицу и там рассыпалась миллионом светящихся искр.

К шести вечера всё было полностью готово. Все квартиры были полностью подключены, а Даркист с Мишкой сидели на кухне в одной из квартир и плели веревочные лестницы. Алиен с пиратами тем временем проверял радио микрофоны и настраивал бэкапный коммутатор.
Подъехал Макс с ребятами, стал распаковывать багаж: на каждой коробке стояла одна цифра «1», «2» или «3». Несмотря на всю четкость и простоту коробки умудрились раз пять перепутать.
Миша тем временем покорно закупался пойлом: не пропадать же холодильникам в пустоте.
Где-то через полчаса, когда все коробки были разнесены по квартирам, мы собрались у меня, чтобы обсудить последние штрихи, после этого мы должны были разделиться и до вечера девятнадцатого общаться только по радиосвязи.
- Ребята, как у нас с транспортом? – спросил я.
- Все нормально. Машин на всех хватит. Каждый, кто на пепелаце, еще взял по запасной канистре, так что хватит без дозаправки долететь почти до Москвы, - ответил Макс.
- Я не умею водить, - спокойно сказала Яна.
- Ничего. Подсядешь ко мне, - ответил Макс, - ты же с Москвы?
- Не твое дело, - огрызнулась она.
И это можно было понять, – конспирация для дайвера равносильна жизни.
Вскоре, бросив пару нервных взглядов на часы, она отпросилась у меня посидеть в глубине с моего компьютера. Я попытался возразить, но она сказала, что это очень важно. Пришлось уступить.
Она тихо сидела в соседней комнате, и только изредка из динамиков шлема доносился какой-то шум, слышный даже через закрытую дверь. Иногда кто-то порывался пойти и посмотреть, что она там делает. Тогда я старательно пытался объяснить, что, если что и случиться, таймер у меня включен. Таймер – хорошая штука. Обычный человек не может выйти из глубины, не увидев нарисованного компьютера. Глаза не увидят монитора, пальцы не наберут команду. Пребывание в глубине дольше двух суток – вещь опасная как для психики, так и для тела, поэтому таймер, заведенный на какой-то промежуток времени, срабатывает в независимости от близости нарисованного компьютера, - и человек выходит из глубины. Конечно, некоторые самоубийцы отключают таймер. Или дайверы.
Выход из глубины при помощи таймера смотрится, как исчезновение, превращение в туман... Бывают и более экзотичные эффекты.
Пару раз мне не удалось остановить ребят, и они заходили в комнату, где была Яна посмотреть что там творится, но через полчаса непременно возвращались, так ничего особенного и не увидев.
К двенадцати часам ночи все вопросы были утрясены, – мы разделились по квартирам: я должен был быть в первой, а Яна – во второй с Максом, к которому, по-моему, у неё уже сложилась неприязнь.
В последний раз подняв тост за удачную игру, мы распрощались и каждый побрел по своим местам. Я остался дома, а то мало ли, что она сотворит с моим компом.
Немного почитав, я свалился спать - сторожить Яну за компом и дальше казалось дурацкой затеей, – она играла в какую-то стрелялку и вряд ли могла принести очень сильный вред моему «коню».

1000

Она вошла в глубину с Роминого компьютера и, быстро смотавшись за телом Angel, пошла на арену.
Вход представляет собой весьма приметную арку желтого металла с телепортом внутри, сквозь белую пелену которого был виден начальный уровень. Это было что-то вроде отборочного тура. Тут был один игрок – бот (то есть не живой человек, а программа), которого надо было убить пять раз, чтобы получить доступ к остальным аренам.
Бой всегда шел один на один, сколько игроков не рвалось бы на начальный уровень: каждому предоставлялась своя маленькая аренка.
В принципе, Яна могла бы и не проходить этот уровень, – у неё были записи на всех аренах, но сейчас она явно нуждалась в разминке.
Быстро разделавшись с противником, она подошла к компьютерному терминалу, который появился только после пятого фрэга (так красиво на арене было принято называть убийство).
На предложение выйти из игры она ответила отказом. В меню быстро выбрала арену двадцать семь и уже через пару секунд услышала в ушах звук телепорта, глаза еще ничего не видели.
Сколько времени может занять игра с дайверами? Теоретически – бесконечность. Наверняка, у всех, как и у неё отключен таймер (она позаботилась об этом, как только села на Ромин компьютер). Их хитрость была предельно проста. Если ты здесь и играешь с нами, то выборы сломать просто не успеешь, да и сил не хватит. Если тебя нет, то ты – враг.
В глазах прояснилось, а программа-приветствие зычно крикнула откуда-то сверху:
- Киллер!
На арене двадцать семь она появлялась редко: слишком большая, слишком много противников. Уже давно на более сильных игроков стали устраивать массовые атаки. А она была на редкость сильным противником.
Она стояла посреди огромного зала, в центре которого лежала ракетница, она быстро схватила её и забросила автомат – оружие, которое давалось при входе в игру автоматически, - за плечо.
Яна осмотрелась: из зала вело четыре двери (они автоматически раздвигались при приближении игрока), прямо перед ней в одну из стен был вмонтирован джампер. Это такое хитрое устройство, которое помогает игрокам подпрыгивать на несколько метров. Обычно джампер нацелен на какое-то определенное место. Яна посмотрела на противоположную устройству стену: так и есть, там был небольшой карниз, на котором что-то лежало.
- Ranger!
Между приветствием Яны и этого игрока прошло всего несколько секунд.
Она вспрыгнула на джампер и приземлилась на карнизе, который заприметила еще с земли. Здесь лежала аптечка, она спрятала её в один из карманов.
В тот же момент в одну из дверей зала влетел игрок с плазмоганом наперевес.
Яна выпустила в него ракету, но промазала. Он был лишь слегка задет. Однако Яну он уже заметил и открыл огонь. Вторая ракета уложила его наповал. От тела осталась только кровавая пыль.
Один.
Оценив мысленно размер своего повреждения, она решила пока не пользоваться аптечкой.
Поудобнее перехватив ракетницу, она пристроилась на карнизе.
- Orbb!
Орбб – это бот. Она это точно знала. Его образ остался неизменным еще с довиртуальной игры. Орбб представлял собой огромный глаз, закрепленный на двух мощных ногах, оружие у него крепилось на голове. И еще Орбб ворвался в зал.
Яна, удобно усевшись на карнизе, быстро уложила его из ракетницы.
Два.
Зарядов оставалось всего два, впрочем, в центре зала уже «выросла» новая ракетница. Но Яна и не собиралась никуда идти – это, кажется, называлось «Temporary» - сидеть на одном месте в засаде и ждать других игроков.
- Heromoto!
Кстати, интересно, какой фрэглимит (то есть количество убийств, которые надо совершить, чтобы выйти из игры победителем). Она кинула взгляд на счетчик, который был у неё на руке: 98.
- Greenmama.
- Jane.
- Soldier.
- Z3D, - надрывалась программа приветствия.
Текли драгоценные мгновения, кажется, внизу, игроки набивались на арену. Под её карнизом завязалась драка, словно через пелену слышались выстрелы, а она все смотрела на счетчик и не могла поверить. Вот какую гадость подстроили ей братья-дайверы!
Даже, если бы она что-нибудь и планировала бы совершить, ей бы все равно не удалось: времени не хватило бы. Если она уйдет сейчас, её посчитают предателем. На неё будет объявлена охота. Успеет ли она до утра набрать еще девяносто восемь фрэгов? Вряд ли.
Бойня под карнизом закончилась, раздался чей-то победный клич.
Яну внезапно охватила жуткая злоба, желание убить, убить их всех.
Она спрыгнула с карниза, потеряв пять пунктов здоровья из оставшихся у неё семидесяти, и уложила счастливого победителя драки кастетом.
Вышла из зала, потратила две ракеты на двух ботов, отбросила ненужную ракетницу.
Пробежала по длинному коридору и попала к бассейну, в котором плавал кто-то, она, стоя над водой, расстреляла из автомата плавуна.
Сволочи!
Думала она, подбирая трофейный плазмоган со дна. Еще около двадцати фрэгов прошли незаметно: её вела злость. Её не могли убить. Да разве можно убить смерть?
Потом навалилась усталость. Зверская, всепоглощающая: хотелось бросить оружие (сейчас у неё был гранатомет) и заснуть прямо здесь – на полу арены. Только отстреливаясь, не убивая, она убежала в залу, из которой начала игру. Забилась в самый угол карниза, чтобы её не было видно, и посмотрела на счетчик: 73.
Она не сможет. Никто бы не смог. Потыкав пару клавиш, она устало посмотрела на маленький дисплей: другим игрокам оставалось от восьмидесяти и больше фрэгов. Пока она была лидером. Но какая разница?
Внезапно пространство рядом с ней почти неуловимо изменилось. Сложно объяснить, как, но она это почувствовала, словно воздух сгустился. Яна подняла взгляд от счетчика и увидела рядом с собой серебряную корону, отливавшую синим.
Quad damage. Это корона на тридцать секунд дает любому игроку или боту возможность наносить каждым своим выстрелом или ударом повреждение вчетверо больше того, которое должно быть из данного оружия.
Какая усталость? Кто здесь устал?
Она схватила корону, одела на голову - программа под потолком заорала: «Квод Дэмэдж!», - спрыгнула с карниза и помчалась на поиски других игроков. За отведенные ей тридцать секунд торжества она заработала одиннадцать фрэгов. Двоих она убила одной гранатой прямо в коридоре, ведущем в зал с ее карнизом. Одного застрелила в воде из ракетницы, которая там, как ни странно, исправно работала. Еще нескольких одной ракетой во время очередной бойни. Двух или трех она попросту столкнула в кислоту. После бегом вернулась на свой карниз и посмотрела на счетчик.
Шестьдесят два... Что это меняет? Она больше этого не выдержит.
Вдруг в голове что-то вспыхнуло: БФГ! Конечно! Самое сильное оружие во всей игре, которое с одного выстрела убивает человека в полной броне и с максимальным количеством очков жизни.
Она, реклама арены, и только сейчас об этом вспомнила!!!
Впрыснув под кожу лекарства из аптечки, она спрыгнула с карниза и побежала к бассейну.
По пути ей встретился какой-то из игроков. Он её убил. Реилганом.
Опять на экранах внутри шлема кровавое месиво, а она уже снова в игре.
И снова посреди зала с карнизом. Он уже начал ей надоедать.
В зал ворвался все тот же игрок, который убил её несколько секунд назад, на этот раз она приканчивает его кастетом и бежит вдоль того же коридора вперед – к бассейну. В воде лежит один труп и плавают двое живых игроков, азартно отстреливающих друг друга из автомата. Яна набирала побольше воздуха в легкие и нырнула позади одного из них, перерезала ему горло и, прикрываясь его телом застрелила другого.
Затем нырнула к самому дну бассейна. Тут, в одной из стенок была дыра, совсем не заметная, если не знать, что она здесь. Яна быстро нырнула в неё и проплыла еще десяток метров вперед. Плавала она плохо, но упоённо, даже в глубине. Туннель вел и дальше вперед, но Яна знала, что это всего лишь злая шутка создателей арены. Проплыв до конца прохода (а это редко кому удавалось сделать, не вдохнув ледяной воды), ты неизбежно оказывался в том же бассейне, с которого начинал свой заплыв: вот они возможности глубины. Яна знала это. Поэтому, пройдя приблизительно половину туннеля, она стала резко всплывать. Здесь проход ответвлялся вверх под углом девяносто градусов.
Яна оказалась в маленьком помещении: на постаменте посреди него лежало БФГ. У дальней стены был телепорт, он забрасывал случайным образом в любую точку арены. Более надежным было бы возвращение назад через бассейн, но Яна слишком устала. Поэтому, схватив БФГ, она прыгнула в светящейся зев портала.
... и попала в Ад.
Кругом оседала кровавая пыль от только что разодранного снарядом чьего-то тела. Вокруг жужжали пули, разрывались гранаты. В кровавом мареве с трудом угадывались контуры других игроков.
Яна перехватила оружие покрепче и начала стрелять. Каждый из пятнадцати зарядов нашел цель, каждый принес один фрэг.
Но и Яну задели. Из ста очков здоровья у неё осталось ровно пять. Часть унесла отдача, часть выбили настигшие её пули.
Вскинув БФГ на плечо, она побежала искать аптечку, как назло не попадалось ни одной. По пути встречались игроки и, убивая их, она чудом избегала пуль.
В конце концов, махнув на аптечки рукой, она продолжила бег по коридорам ... за патронами к БФГ.
В реальности было около трех ночи.
~ 2002-2003
Питер
©  avli
Объём: 1.6376 а.л.    Опубликовано: 02 09 2006    Рейтинг: 10.04    Просмотров: 2817    Голосов: 1    Раздел: Фантастика
«Клоунада для взрослых»   Цикл:
Клоунада для взрослых
«Ты завтра умрёшь»  
  Клубная оценка: Отлично
    Доминанта: Метасообщество Творчество (Произведения публикуются для детального разбора от читателей. Помните: здесь возможна жесткая критика.)
Добавить отзыв
Flame03-09-2006 00:41 №1
Flame
Автор
Группа: User
Очень качественно! Спасибо за удовольствие от прочтения.
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 32 •