Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Прекрасный это удел — пасть на войне.
Сократ
Макс Артур   / Легенды Безымянного Мира
Легенда о Волшебной Долине
Давным-давно на краю большого города жил кузнец. История города насчитывала без малого тысячу лет, а расположился он в удобной местности между древними лесами и большой рекой, что служила торговой артерией королевства.
Леса, рядом с которыми стояла кузница, слыли зачарованными, и о них ходила дурная слава. Изредка опушки уничтожались лесорубами, а в чаще добывали дичь редкие пришлые охотники. Но добыча всякий раз оказывалась несъедобной, а вырубленные лесные участки необъяснимым образом вновь к весне оказывались полными молодой поросли.
Лес был и правда странный, однако никаких эльфов, гномов или гоблинов, о которых рассказывали побасенки своим старики, в нем, конечно же, не водилось. Но кузнец, о котором шла речь, некогда стал частью совершенно необычайной истории, связанной с заколдованным лесом, хоть за неимением собственных детей и внуков рассказывать историю из своей молодости он мог лишь заезжим посетителям таверны, где и сам любил темными весенними вечерами предаться ностальгии за четырьмя-пятью кружками эля. Впрочем, мало кто верил старику, а доказательств он никогда не предъявлял скептикам.

В молодости кузнец был ничем не примечательным представителем своей профессии, даже жил в пристройке у своей кузницы. В отличие от знаменитых оружейников или всеми уважаемых мушкетных дел мастеров, кузнец изготавливал по заказу и для нескольких городских лавок лопаты, кирки, вилы, косы, серпы и топоры. Дедовский горн был слишком мал для выплавки оружейной стали. Таких кузнецов, как он, в крупном городе насчитывалась еще пара дюжин.
Кузница досталась ему от деда, который и обучил в ней работать, тогда как родители владели скромной скобяной лавкой, не умея ничего мастерить своими руками.
К тридцати годам кузнец, не обзаведясь ни семьей, ни детьми, так и жил один в своей кузнице, скрытный и немногословный. Разговорчивость на него находила лишь после пары кружек эля, но он предпочитал душной таверне прогулки в лес, что раскинулся за городом.
Весной и осенью мужчина отправлялся на болота, пострелять уток из дедовского мушкета, а проходя сквозь чащу, собирал съедобные ягоды и грибы. Согласно поверьям, заколдованный лес позволял любому желающему добыть несколько уток для себя, но жестоко карал несварением желудка охотников, посмевших выбить сотни пернатых. Кроме того, зельевары спокойно собирали в самой чаще редкие травы, ягоды и грибы для своих снадобий. Кузнец иногда думал о том, что зачарованный лес - одно большое живое существо, не прощающее людям чрезмерную жадность до своих даров.
Вскоре после своего тридцатилетия кузнец, как обычно в первые апрельские погожие дни, собрал котомку, закинул на плечо мушкет и отправился гулять по лесу. Дважды в год однообразная и не самая легкая работа у горна с наковальней начинала утомлять. Требовалось развеять мрачные мысли, раздышать легкие здоровым лесным воздухом, и в целом - отдохнуть.
Сначала путешествие ничем не отличалось от предыдущих. По знакомым тропам кузнец забрался в чащу, неторопливо шагая и глядя по сторонам в поисках ягод да грибов. Иногда находил съедобные ягоды, щипал прямо с кустов и жевал на ходу. В сумерках мужчина делал привал, ночуя на свежей весенней траве. Ужинал взятыми из дома припасами, запивая водой из ручьев, что в изобилии встречались на пути.
Совсем заблудиться путник в лесу не мог. Пройдя неделю в любом направлении, не сворачивая, скиталец либо вышел бы к реке, либо на плоскую равнину. Потом, впрочем, пришлось бы добираться к городу в обход леса. Несмотря на размеры, лес был полон неизведанных долин, оврагов, а в самом сердце и расположились болота, где заколдованная чаща изредка позволяла нуждающемуся добыть пару уток.
На третий день кузнец достиг этих болот. Съестного в котомке осталось немного, и мужчина рассчитывал добыть дичь, а после со вкусом поужинать перед обратной дорогой. Мысли его посвежели, и благодаря прогулке работа в кузнице перестала казаться столь опостылевшей.
Охота, впрочем, не задалась, мечты о жареной на вертеле вкуснейшей дикой утке так и остались мечтами. Болота в этом году явно не желали отдавать добычу. Уже случались у кузнеца путешествия с охотой, когда он попросту промахивался, но на сей раз на болотах не встретилась ни одна крупная стая, только несъедобные цапли подозрительно следили за бредущим по болотам человеком, да жабы оглашали туман насмешливым кваканьем, потешаясь над неудачливым охотником. Под конец, расстреливая последнюю дробь в сторону каких-то мелких пичуг, кузнец уже был согласен и на пару перепелок. Желудок недовольно урчал и требовал еды.
В поисках дичи мужчина забрел в дальний край болот, где доселе не бывал. Направление к дому он не потерял, но предстояло возвращаться через лес неисхоженными тропами.
Последний кусок солонины и черствый хлеб были съедены, когда кузнец, покинув болота ни с чем, остановился на ночлег под первыми деревьями.
Засыпая, мужчина с грустью думал о том, что три следующих дня придется совершенно голодным пробираться через незнакомые уголки леса. Утолить голод самую малость он бы мог лишь редкими ягодами и грибами, а вот в съедобных кореньях кузнец не разбирался. Отличать же ядовитые ягоды с грибами от пригодных в пищу научил кузнеца все тот же дед-всезнайка.
На следующий день кузнец наткнулся на большой овраг и еще сильнее увеличил крюк к дому, обходя эту широкую расщелину. Дно огромного оврага поросло крапивой и колючим кустарником в человеческий рост, пройти через него означало изорвать одежду и изжалить руки с лицом. Долгий обход был вознагражден - мужчина увидел несколько кустов морозостойкой зиманики с гнущимися от больших бело-зеленых ягод стеблями. Вкус их напоминал сладкое можжевеловое желе.
Подкрепившись, кузнец продолжил путь в сторону дома с новыми силами. А когда солнце клонилось к закату, нашел и несколько съедобных сыроежек. Правда, грибы отливали синевой, но были вполне съедобны - кузнец безошибочным методом деда определил их неядовитость по правильному окаймлению грибной ножки и вкусному запаху. Грибами кузнец утолил голод окончательно, даже несколько штук взяв в дорогу. Пройдя еще немного, мужчина увидел, что сегодня лес решил устроить путнику настоящий пир: на пути встретилась крохотная рощица черноплодной рябины, а на кистях после птиц оставалось еще порядочно терпко-сладких ягод.
В животе изрядно потяжелело, на лес опустилась вечерняя темень. Глаза немного привыкли к сумеркам, а ягоды с грибами прибавили сил. Сегодня кузнец хотел пройти побольше, сокращая долгую дорогу домой. Подлеска в этом лесу почти что не росло, бродить по нему было легко. В итоге до самой ночи кузнец прошагал по лесу под светом больших звезд.
Тут-то, среди деревьев, он и увидел одинокий блуждающий свет факела. Скорее всего, это был зельевар в поисках особых реагентов, собираемых именно в полночь. Бояться было нечего, и имело смысл подойти да спросить, правильного ли направления кузнец придерживается, чтобы выйти точно к западному краю города - там стояла его кузница. Попасть к трущобам и целые сутки пробираться через мусорные кучи мужчине вовсе не хотелось, лучше остаток путешествия провести в лесной прогулке.
Путник с факелом, к безмерному удивлению кузнеца, оказался никаким не зельеваром, а самым настоящим эльфом из преданий. Конечно, побасенки приукрашали явь, ведь не было у эльфа никаких острых ушей или стрекозьих крылышек, но буро-зеленая одежда, длинные волосы и большие глаза существа не оставляли сомнений.
- Заходи в Волшебную Долину, путник, и присоединись к нашему празднеству, - молвил эльф высоким и чистым голосом, останавливаясь и освещая кузнеца факелом. - Сегодня наша Королева в честь Праздника Весеннего Равноденствия повелела приглашать и другие добрые народы. Людям, чтящим лес, и гномам всегда найдется место за нашими столами.
К этому времени кузнец уже изрядно набродил новый аппетит и, конечно, не отказался от приглашения. Он пошел за эльфом и по пути задал несколько удивленных вопросов, правда, ответ на все был един:
- Сам все увидишь, человек.
Кузнец и увидел. Вскоре за деревьями стал разгораться яркий свет и вдруг открылась взору невероятная в этом лесу Волшебная Долина, полная ярких огней, веселья и колдовства.
В центре расположился эльфийский город - настилы на высоких сваях, освещаемые фонариками разных цветов. Здесь повсюду бродили эльфы - от подростков до стариков. Не было лишь детей.
- А где же ваши дети? - поинтересовался кузнец у провожатого.
- Мы не заводим детей. Никогда. От детей одни хлопоты.
С этим мужчина был полностью согласен, но сразу возник вопрос, как же эльфы продолжают свой род. Однако задать его не успел, ведь на пути к центру городка они прошли вдоль большой турнирной арены и кузнец ожидаемо приостановился, разглядывая с восхищением закрепленные на стендах диковинные легкие латы, волнистые золотистые мечи и огромное количество композитных луков. Заверив эльфа, что его влечет лишь профессиональный интерес, и руками он трогать чужое оружие не будет, мужчина приблизился к стендам и долго рассматривал трехслойные доспехи с рельефными завитками, рукояти мечей с изысканными яблоками противовесов. А вот луки кузнец не уважал, считая это оружие пережитком позапрошлого века. Правда, луки у эльфов были мощные и составные, из нескольких пород дерева, с костяными вставками.
Что самое удивительное - оружие и доспехи были маркированы вензелями нескольких городских оружейников. Понятное дело, что сами эльфы не ковали, а гномьим ничем не пользовались, но нескольких оружейников даже кузнец отдаленно знал. Выходит, что некоторые горожане тайно продают эльфам товары? И предания, выходит, не врали - скрытные эльфы действительно живут в зачарованном лесу, гномы под лесом, а гоблины на болотах? Тайные контакты с людьми были еще шире, чем показалось сначала - кузнец нашел на мешках с мукой печати главного городского мельника, а на бочонках с солью - герб известного в городе солевара.
Восторг и размышления кузнеца были прерваны голосом эльфа:
- Добро пожаловать на пиршество! Будь как дома, человек!
И за несколькими деревянными складами открылась великолепная поляна с длинными столами, что ломились от вкуснейших блюд. Освещалась поляна все теми же разноцветными фонарями. За столами восседало несколько сотен длинноволосых эльфов обоих полов в коричневых и зеленых одеждах. Мужчина разглядел среди них и полсотни гномов - в серой и синей одежде, с длинными бородами. Кстати, в отличие от сказок гномьи женщины бород не носили и некоторые были вполне миловидны. И разумеется, бороды не носил ни единый эльф.
Во главе центрального стола сидела сама Королева Эльфов, в светло-зеленом платье, с серебряным медальоном на груди и жемчужными нитями в волосах с рыжинкой. Была она молода и прекрасна, хоть и совсем юной ее назвать было нельзя. Впрочем, эльфы жили сотни лет, если верить сказкам, а теперь кузнец им верил.
Эльф-провожатый подвел мужчину к Королеве для приветствия. Кузнец лишь низко поклонился, отметив мысленно редкую красоту ее больших серых глаз и соблазнительность форм, подчеркиваемых корсажем платья.
И вдруг улыбка Королевы Эльфов сменилась удивлением.
- Как зовут тебя? - поинтересовалась она, чего обычно не делала, ведь гости в Волшебную Долину приходили десятками.
А стоило кузнецу назваться, как улыбка эльфийской владычицы приобрела новые оттенки - теперь в ней была радость узнавания. И слова ее прозвучали странно:
- Вот как? Не ожидала, что ты придешь. Хотя всегда ждала и надеялась.
Кузнец раздумывал, как повежливее поинтересоваться у Королевы, что же означают ее слова, но девушка высказала повеление:
- Ты с дороги, устал и голоден. Поешь, выпей, а потом я заберу тебя. Ты же не против провести вечер с Королевой Эльфов?
И она улыбнулась с лисьим лукавством.
Конечно же, мужчина был не против. Покоя не давали, впрочем, не только странные слова Королевы, словно она знала его раньше. Сам кузнец тоже осознал, что эту девушку где-то когда-то он встречал в своей жизни. В своей обычной городской жизни.
Присев за стол, во главе которого была владычица, мужчина угощался в изобилии бывшем на нем мясом, хлебом, сыром, запивая красным вином. Трапезничая, рассматривал эльфов с гномами, а более всего любовался прекрасной Королевой. Надо сказать, и она постоянно бросала на мужчину влюбленные взгляды. Это немного смущало кузнеца - казалось невозможным, что обычный людской кузнец мог заинтересовать эльфийскую владычицу. Впрочем, людей, кроме него, тут и не было - одни лишь эльфы с гномами. Улучив момент, кузнец выведал у соседа по столу, почему тут нет людей и гоблинов. Пожилой эльф степенно отпил вино из серебряного бокала и взглянул на человека так, словно тот был неразумным ребенком.
- Ну и вопрос, пф! Обычным людям лучше про нас не знать! Тебе-то придется выбрать, эльфом стать и жить тут, или гномом в их подземельях, а сюда заходить по Праздникам. А с мерзкими гоблинами у нас вечная война.
Эльф закусил вино синей сыроежкой, в точности такой же, какими днем за оврагом кузнец утолил голод.
- А где же живут гоблины? - мужчина решил задать последний вопрос и отстать от высокомерного эльфа.
- Как это где, пф! На болотах своих гниют! А как вылезут в наш лес, надо нам с гномами загонять их обратно! Каждый год по осени!
Кузнец пожал плечами и вернулся к трапезе. Сказать по правде, он уже насытился и изрядно напился вкуснейшим красным вином. Мужчину уже и не удивляло, что на пробке - герб лучшей винодельни города.
Эльфы, видимо, считали священными местные ягоды и грибы. По крайней мере зиманика и синие сыроежки лежали на серебряных блюдах, а не в глиняных мисках, как остальные яства. Особенным почетом эльфов пользовались именно синие грибы - их брали с блюда по одному специальными серебряными щипцами, словно в обязательном порядке через равные промежутки времени.
А взгляды Королевы становились все красноречивее - невзирая на титул и статус, девушка открыто при подданных любовалась простым кузнецом. Мужчина, конечно, был высок и плечист, но никак не красавец-эльф, и такое внимание удивляло кузнеца. Сначала он принял это на счет того, что являлся единственным человеком здесь. Быть может, Королева забирает себе красивейшего из гостей, а гномы не особенно привлекательны?
Вино, казалось, было тут единым, что успокаивало разум и сглаживало какое-то неестественно возвышенное и радостное настроение, возникавшее от всеобщего смеха, веселья, мерцающих фонариков и волшебной обстановки. Кузнец всегда уважал алкоголь за способность настроить мысли на правильный лад.
И вдруг он неожиданно вспомнил, где видел раньше Королеву Эльфов. Ее глаза нельзя было забыть.
Лет десять назад, когда дед был еще жив и они работали в кузнице вместе, несмотря на скромность изделий старик отправлял внука в центр города, на главный рынок, предложить лавочникам выставлять топоры с молотами на своих прилавках и иметь процент от продажи. Дед носился с этой идеей года два, и надо отметить, она дала свои плоды: некоторые из центральных лавок и по сей день закупали у кузнеца определенные изделия и обеспечивали едва ли не половину его прибыли.
По пути к центральному рынку приходилось идти мимо богатого и величественного особняка. Позже кузнецу стало известно, что хозяин там - лекарь самого градоначальника. Впрочем, кузнец вообще старался не глазеть особо по сторонам в богатой части города, чтобы не начать сравнивать жизнь знати и купцов со своей, но вскоре заметил на балконе особняка совсем юную девушку. Она с любопытством смотрела на прохожих.
Девушка была очень миловидной. Особенно впечатляли ее большие, словно удивленные познаваемым миром, глаза. Незнакомка первая заметила кузнеца, что одной и той же дорогой ходил на центральный рынок, обвешанный инструментами. Когда кузнец впервые ее подметил, девушка уже провожала его влюбленным взглядом. Не прошло и месяца, как на обратном пути с рынка незнакомка поймала парня у самых ворот резиденции, познакомилась с ним и даже прогулялась до края богатой части города. По пути дочь лекаря много рассказывала о себе, своих увлечениях музыкой, живописью и куртуазными романами. Кузнец слушал и улыбался, умиляясь настолько еще детской влюбленности в себя, и не желая невнимательностью ранить девушку-подростка. В ту пору ему было двадцать, а ей пятнадцать. Еще пару лет ежемесячно после похода на рынок они гуляли так и общались. Кузнецу было сложно воспринять наивно навязывавшуюся ему невинную девушку в качестве женщины - подруг в ту пору у него было достаточно, и часто несколько одновременно. Вдобавок, какая-то возвышенность и отстраненность от мира мешала ему в этой девушке, ведь он привык к более простым дамам. Дочь лекаря сообщала ему, что меняется в ее жизни и мировоззрении, какие она преодолевает трудности; говорила об увлечениях и даже о влюбленностях. Кузнецу же было заявлено, что к нему у девушки особая высшая Любовь и она будет ждать, когда парень ответит взаимностью. Этого он подарить не мог, но однажды вручил ей осенний цветок в обрамлении кленовых листьев, повинуясь какому-то внутреннему импульсу.
Спустя два года после их знакомства парень перестал ходить в центр каждый месяц, а когда изредка показывался, балкон девушки был пуст. Ее судьба осталась неизвестной. Обидно ему не было - странная девушка из богатой семьи так и сохранилась в памяти одной из нескольких девушек-подростков, влюбленных в него первой наивной любовью. Тогда он особенно и не обращал на них внимания, мысли занимали трудности и успехи с подругами чуть постарше. К тому же, брак богатой наследницы с простым кузнецом в будущем нельзя было даже вообразить.
И вот теперь, глядя на великолепную Королеву Эльфов, кузнец и вспомнил по глазам ту самую дочь богатого лекаря из своей давно ушедшей юности. Только это было невозможно, разве что люди могут стать эльфами, если учесть странные слова высокомерного сотрапезника.
Выпив еще один бокал вина, мужчина вновь встретился взглядом с владычицей и она склонила голову набок, взглядом показав прочь от столов, в темноту. Намек был более чем понятен, кузнец встал из-за стола, стряхнул с себя крошки, вытер салфеткой руки и подошел к Королеве. Та довольно кивнула и поднялась с изысканного кресла, больше похожего на трон. Теперь кузнец вгляделся повнимательнее в ее медальон - это была сделанная из серебра сыроежка, с синими пластинами бирюзы. А девушка без смущения взяла мужчину за руку и ушла с ним на поляну за кругом света, провожаемая завистливыми взглядами эльфов, как молодых, так и зрелых.
Кузнец собрался со смелостью, вдохнул цветочный аромат ее шеи, заглянул в ее такие большие знакомые глаза и назвал именем, что помнил с юности.
- Нет, - возразила Королева Эльфов и назвалась другим красивым эльфийским именем. - И всегда меня так звали.
Значит, решил кузнец, вышла ошибка, и просто в мире бывают похожие существа у разных народов. А Королева, крепко держа его руку, повела на тропинку среди ольх, что вилась под звездами на краю Волшебной Долины, вдали от домов на сваях. И неумолчно принялась рассказывать о композиторах и поэтах, о которых кузнец и слыхом не слыхивал. Иногда из маленькой сумочки доставала синюю сыроежку и съедала.
Взошла луна. Словно очнувшись, Королева Эльфов развернулась, обняла кузнеца и впилась в его губы. Он удивленно отвечал на жаркие поцелуи, ощущая разгорающуюся страсть к ней.
А затем владычица Волшебной Долины повела его в свой древесный замок и там, в свете синих фонариков, высоко над землей, в кровати и на циновке, они утоляли страсть, сливаясь друг с другом. Эльфийка неожиданно доставила ему наслаждение такими ласками, о которых кузнец и не помышлял. Ни одна из его подруг не владела такими тайнами любовного ложа.
Совершенно утомленные друг другом, кузнец и Королева уснули в разгоряченных объятьях.
Ленивым утром, поедая персики с вином после утренней дозы страсти, они лежали и смотрели то друг на друга, то вдаль, поверх Волшебной Долины, на заколдованный лес до самого горизонта. Стен в эльфийских домах не было, только платформы в вышине.
Королева брала серебряными щипцами синюю сыроежку с серебряного блюда, то съедала сама, то кормила своего возлюбленного. А он, наконец, решил задать мучивший его вопрос самой владычице эльфийского народа.
- Как же так получается, что у вас нет детей?
- Нам не нужны дети, - строго и вместе с тем любяще улыбнулась она. - Они доставляют много хлопот. И зачем они тут? Они бы мешали. Если ты желаешь детей, любимый, мы не сможем быть вместе.
- Лично я не хочу детей, - заметил кузнец. - Не потому, что они мешают, мне бы не мешали. А потому, что не желаю перекладывать поиск смысла жизни с себя на них.
Королеве ответ понравился.
- И в чем же смысл твоей жизни, любимый мой?
- В том, что творения из моего горна приносят горожанам пользу, радуют. Значит, я не зря живу и переживу себя. Ведь даже когда меня не станет, хороший молот или топор будут и дальше служить в хозяйстве. А создал их я. А твой смысл каков?
- Не знаю, - как-то легко и просто ответила Королева, беря щипцами гриб и кладя в аккуратные уста. - Но детей я точно не желаю, и их у меня не будет никогда!
Кузнец пожал плечами и улыбнулся. После такого ответа эльфийка вновь напомнила ему легкую и непосредственную в мыслях дочь лекаря из юности.

Месяц они провели в бесконечной череде пиршеств, прогулок под звездами, разговорах о внемировых странностях и творчестве. Конечно, говорила обычно Королева, а кузнец лишь внимательно слушал. И когда над миром вновь повторилось полнолуние, владычица эльфов подарила человеку странный подарок.
- Это лисоплодник, - пояснила девушка. - Знак того, что ты принадлежишь теперь нам.
И вложила в мозолистую ладонь кузнеца костистый оранжевый плод дерева с черными крапинками, действительно напоминавший лисью мордочку. Рыжеватые волосы и лукавая улыбка Королевы слегка придавали и ей облик этого лесного животного.
- Благодарю тебя, - мужчина вложил семечко в нагрудный карман своего жилета, что висел на столбике рядом с королевской кроватью. - А что из него вырастет?
- Его нельзя сажать! - нахмурилась Королева. - Плод очень красив и в земле ему не место. Это наш символ, символ нашего особого пути, а если его посадить в землю, вырастет обычная ольха.
- Ольха, - повторил он.
Кузнец лишь усмехнулся и подумал, что точно такое же происходит, кажется, с его чувствами. К прекрасной эльфийской владычице он ощущал пылающую страсть и яркую влюбленность, но не Любовь. Пока что или навсегда.
- Я ведь из мира людей, - прошептал он, поглаживая и целуя ее полную грудь, серебрившуюся под луной, ведь крыш тут не было.
Королева вздохнула от удовольствия, улыбнулась лукаво, взяла лицо кузнеца в узкие ладони и вместо ответа поцеловала в уста.
- ... и я хочу ковать топоры и молоды. И затачивать серпы с косами. Однажды я вернусь туда, откуда пришел. Ты бы пошла со мной?
От ее ответа теперь зависело многое.
- Почему нет, - неожиданно легко ответила Королева Эльфов и съела синюю сыроежку с блюда, что раз в день обновляли слуги. - Но! Я бы переехала не к тебе, любимый, а жила бы отдельно. Просто в городе. Иногда мне кажется, что среди обычных людей было бы лучше. Здесь... - девушка приподнялась на кровати и взглянула на турнирную арену внизу, где сошлись в поединке два эльфийских рыцаря, - они любят власть. Мою или любую, - бросила она странный взгляд на блюдо с грибами. - А я сама по себе всегда.
Кузнец лишь задумчиво кивнул.

Минуло два месяца, как он попал в Волшебную Долину, когда состоялся неприятный разговор с Королевой. Долина уже согревалась июнем, был Праздник Начала Лета, а кузнец основательно напился вином для решимости. Он устал от бесконечных радостей и однообразия. Мужчине хотелось в кузницу, заняться простой работой, пить эль в таверне по выходным, и жить, как жил. Но он привязался к Королеве Эльфов и хотел забрать ее с собой в мир людей.
Девушка впервые за время их знакомства разрыдалась. Все попытки добиться от нее каких-либо слов не увенчались успехом, оставалось лишь прижать красавицу к себе и целовать в соленые губы.

Спустя три месяца кузнец собрал котомку и ушел из Волшебной Долины. Королева пропадала на несколько дней, возвращалась в замок, отдавалась, потом была холодной, затем горячей, а еще рассказывала ему об эльфах, которых совратила. Когда кузнец сообщил, что на закате уходит, Королева кивнула и снова ушла, появившись лишь к вечеру.
- Я думал, ты проводишь меня до края Долины, вот и ждал, - заметил мужчина.
- А я... Я плохая. Я совратила двух эльфов, одного за другим, и второй был невинным до меня. Но ведь ты уходишь, мы расстались, тебе я не изменяла.
- Верно, - непроницаемо улыбнулся кузнец и ушел.

Через два дня он вернулся в кузницу. Извинился перед родителями и лавочниками, что так надолго пропал. И с удовольствием окунулся в прежнюю жизнь, полную труда и редкого отдыха.
Иногда мужчина вспоминал страстные ночи с Королевой Эльфов, ее прекрасные серые глаза, и хотелось вернуть ее или вернуться к ней, кто уж знал, кто от кого ушел.
Но ударяя вновь и вновь тяжелым молотом по железной крице, кузнец с каждым днем все больше осознавал, что эта красивая и желанная многими эльфийская женщина - не его Судьба.
А осенью, готовясь к новому, но обыкновенному путешествию через лес на утиные болота, он нашел в кармане походного плаща несколько высохших синих сыроежек. Вспомнил вдруг, с каким пиететом их постоянно смаковали эльфы, будто огромную драгоценность, хотя таких грибов он наелся до отвала в лесу за несколько часов до того, как нашел эльфа и Волшебную Долину.
Был у кузнеца знакомый зельевар. Его припарки и мази однажды здорово помогли, когда неудачно поставленные штабелем кувалды обрушились прямо на колено кузнеца.
- Где ты это нашел? - нахмурился зельевар, с явным отвращением беря сухой гриб, точно мерзкое насекомое.
- Юго-запад леса. За оврагом.
- Колючим оврагом?
- Видимо, да.
- Ну тебя и занесло, - усмехнулся зельевар, выбрасывая гриб в ведро для помоев. - Немудрено, что ты видел эльфийский город, если таких объелся. Эти грибы - мощнейший галлюциноген.
- Но я не просто видел, - возразил кузнец. - Я жил в городе эльфов три месяца!
- Ну конечно! - рассмеялся специалист по реагентам. - Ты гулял по лесу, жил в своих галлюцинациях и питался три месяца этими грибами, поддерживая иллюзию в своем сознании.
Кузнец замотал головой, но спорить не стал и ушел. А через неделю наведался к лекарю, что лечил его родителей. Ему он рассказал всю историю, опустив лишь пикантные подробности.
- Лучше с ними не связываться нам, простым, - вынес свой вердикт лекарь.
- Что вы имеете в виду? - кузнец ничего не понял.
- Да что там понимать. Эти богатенькие дети постоянно так, а потом лечи их и укладывай в лечебницы для душевнобольных, когда совсем умом тронутся.
- Это как? - все еще не разумел мужчина.
- Ты не знаешь, да? - участливо поинтересовался лекарь. - Ну так будешь знать. Богатенькие детки вообразят себя эльфами, гномами и идут жить в лес по-своему. Сначала им кто-то подсовывает эти грибы, а потом в лесу они уже их сами находят. Там полно грибов, и детишки совсем теряют связь с реальностью. У кого разум и тело стойкие, могут до старости там жить, воображая себя вечным эльфом. Иногда их видят путники, а затем старики в трактирах рассказывают побасенки, приукрашивая.
- Вот как...

Кузнец встретил Её в последний раз не осенью и не весной. Спустя пять лет.
Необычно теплым декабрьским днем мужчина прогуливался на центральный рынок, по заветам деда вновь занявшись распространением своих изделий по новым лавкам. Лил с темного неба черный дождь, невзирая на начало зимы. По брусчатке шла Она, с супругом и младенцем. Больше не была молодая женщина эльфийкой в зеленом ситце, ныне ее черно-серое плотное полотняное платье гармонировало с погодой и городскими пейзажами. Муж же, лысый и низкий, очевидно "гном", держал над ней зонт.
Младенец на руках захныкал.
- Зайка, - позвала Королева Эльфов малыша, и тот перестал рыдать, агукнув в ответ.
Кузнец отложил под стену дома ящик с серпами, их он заберет позже. Для него всегда было это "позже", ведь из "позже" становится ясно видно настоящее. А в настоящем мужчина подошел к Королеве Эльфов, вытаскивая что-то из нагрудного кармана жилета и улыбаясь. Апологет бездетия же качала на руках младенца и всем своим видом показывала, что так единственно верно, и никогда она не думала иначе.
А кузнец, пожалуй, остался единственным, кто искал смысл жизни, когда все вокруг предали или сменили убеждения. Он был собой до конца, таким и умрет. В душе его возникла легкая горечь.
- Здравствуй, - как-то удивленно-недовольно приветствовала его Королева Эльфов.
- Здравствуй, - ответил кузнец с теплой улыбкой ностальгии. - Рад, что ты в порядке. Эпидемия чумы многих два года назад унесла.
- Ну да, - она покрепче прижала к себе "зайку", что был не гномо-эльфийским, а вполне человеческим младенцем. - Я заболела, уехала далеко и выздоровела. От всего.
- Повезло, - кивнул мужчина. - Да, кстати... Я хотел вернуть тебе, раз... ну ты поняла.
И он с грустной улыбкой вложил ей в ладонь плод лисоплодника.
- Ты не понимаешь! - начала она своим обычным высоким тоном единственно знающего истину. - Я поняла, что дети...
Он не стал слушать. Развернулся и направился к ящику с серпами, а потом к кузнице. Было много работы над новыми молотами, требовалось сбалансировать центр тяжести и еще закалить бьющую поверхность.

16.12.2022 – 17.12.2022
Каменское

-– Посвящается Ольге Солнцевой ---
©  Макс Артур
Объём: 0.73 а.л.    Опубликовано: 20 12 2022    Рейтинг: 10    Просмотров: 503    Голосов: 0    Раздел: Фэнтези
«Легенда о Снежном Маяке»   Цикл:
Легенды Безымянного Мира
«Легенда о Монстре»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.02 сек / 29 •