Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
В бедствиях рассудок — лучший вождь.
Еврипид
BlinkCat   / Опыты не по Монтеню
Миссия
- Ну, вот и все, - Вера встала, выбросила одноразовый шприц в ведро. Уложила свои препараты в потертый кожаный саквояж. Возраст саквояжа не подлежал определению. Он достался Вере в подарок от дальнего родственника, который не то сам, не то его предок, был сельским врачом. Несомненно, у этого саквояжа была своя замечательная история. Он оказался удивительно удобен, и Вера продолжала использовать его в своих скромных медицинских практиках. В нашем поселке нет даже своего фельдшера, за любой надобностью, езжай в район. Поэтому, когда приезжает Вера, местное население за первой помощью обращается к ней: поставить банки, сделать укол и по прочим медицинским мелочам.
- Больно, - пожаловался я, вставая и натягивая штаны.
- Зато полезно. Витамины никому не вредили. Скоро будешь, как молодой резвиться. – Вера поставила саквояж на журнальный столик, сама направилась к умывальнику вымыть руки, обходя стол, на котором уже был накрыт нехитрый ужин. Иван Петрович критически осмотрел созданную им композицию.
- Натюрморт. Просто натюрморт. Хоть в картину о тайной сходке. – Иван Петрович любовно поправил графинчик с растительным маслом. Отварная картошка в глиняной плошке. Огурцы с помидорами, тоже в миске из керамики с лаконичной карельской росписью, порезанные крупными кусками селедка и докторская колбаса. Бутылка водки. Водочная бутылка и этикетка формой и фактурой стилизованы под середину прошлого века. Граненые стограммовые стаканчики, несомненный раритет, украшали композицию. Самовар, хоть и электрический, фарфоровые чашки на расписных блюдцах, печенье в красной стеклянной вазе с алмазной нарезкой. Приглушенный абажуром свет лампы подчеркивал колорит обстановки. – Прошу, вас, гости дорогие, - Иван Петрович сделал широкий жест, приглашая к столу.
В окно веранды постучали.
- Войдите, не заперто, - крикнул Иван Петрович.
В сенцах загрохотало, послышались приглушенные ругательства. Несколько раз звякнула дверная накладка. Кто-то безуспешно шарил по двери, пытаясь отыскать ручку. Наконец дверь распахнулась. В дверном проеме стоял Сергей Семенович. Вера нервно хихикнула.
- И придет он, черен и страшен, - прокомментировал его появление Иван Петрович.
Сергей Семенович походкой сомнамбулы подошел к столу, сел на ближайший стул. Три дня назад он убыл в Питер для встречи с сослуживцами. О результатах поездки можно было не спрашивать. Сергей Семенович потянулся к бутылке. Иван Петрович мягко, но тоном, не допускающим возражений, остановил его.
- Позже, Сергей. Сначала о деле. Мы ждали только тебя. Теперь все в сборе.
Сергей Семенович недоуменно оглядел нас мутными глазами. Иван Петрович подошел к столу, оперся на него сжатыми кулаками, обвел нас строгим взглядом.
- Собрание первичной ячейки Коммунистической партии Российской Федерации, Фракция «Левая колея» объявляю открытым. Чтобы не затягивать время, председателем предлагаю себя. Протокола вести не будем, вопрос сугубо конфиденциальный. Возражения есть? Возражений нет. – Иван Петрович перевел дыхание. – На собрании присутствует три члена партии и один сочувствующий. Довожу до вашего сведения, что вопрос о привлечении в наши ряды нового соратника, - Иван Петрович сделал легкий поклон в сторону Сергея Семеновича, одобрен Центральным комитетом. Я доложил в центр, что, присутствующий здесь, всем нам известный Сергей Семенович Бережной, жизненно необходим для выполнения, поставленной Центральным комитетом фракции, задачи. Учитывая послужной список Бережного Сергея Семеновича, ЦК дал согласие задействовать его без испытательного срока. Из партии не выходил, в антипартийных выступлениях не участвовал, высказывает критические замечания в адрес существующего режима. Успешное выполнение порученной миссии будет служить рекомендацией для подтверждения его членства в партии и участия в работе фракции «Левая колея».
Мы молча взирали на Ивана Петровича. В наших с Верой глазах было ровно столько же понимания, сколько в глазах Сергея Семеновича.
- ЦК рекомендовал присвоить соратнику Бережному партийную кличку «Кирзач», отклонив мое предложение, посчитав, что кличка «Сапог» прямо указывает на прежнее занятие члена партии и может привести к его раскрытию. Поздравляю вас, соратник Кирзач. – Иван Петрович протянул руку Сергею Семеновичу. Тот машинально пожал ее.
- Спасибо, - сказал он.
- Вы сохранили партийный билет, соратник? – Обратился к нему Иван Петрович.
Сергей Семенович кивнул:
- Он у меня в шкафчике, со всеми документами.
- Это упрощает дело, носите его в левом кармане, ближе к сердцу. По окончании миссии в партийный билет будет внесена соответствующая запись. Может быть, вас наградят.
- Посмертно? – скривил губы Сергей Семенович.
- Не ерничайте, соратник Кирзач. – Иван Петрович перевел взгляд на меня, - Каков наш девиз, соратник Дрозд?
Я недоуменно вытаращил глаза.
- Ну, же? – настаивал Иван Петрович.
Я встал, и, выбросив руку вперед, продекламировал:

«Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!»

- Замечательно, соратник Дрозд. «Левый марш» Маяковского, как нельзя лучше выражает генеральное направление наших дел. Рекомендую вам заучить, - обратился Иван Петрович к Сергею Семеновичу. Тот обреченно кивнул головой.
- Почему Дрозд? – Спросил он, повернувшись ко мне.
- Дрозд – это от слова дозорный, - опередил меня Иван Петрович, - если переставить буквы, получится дрозд.
Сергей Семенович погрузился в решение этой сложной лингвистической задачи.
- Теперь, к сути. – Иван Петрович, откашлялся, взял с журнального столика газету, продемонстрировал нам первую полосу. – Я не беру под сомнения, что вы, как активные члены партии, неустанно отслеживаете политические события, происходящие в нашей стране и за рубежом. Поэтому, имею смелость предположить, что все в курсе политической дискуссии, вспыхнувшей вновь по вопросу захоронения нашего дорогого вождя Владимира Ильича Ленина. Проведенные социологические исследования показали, что мнение Россиян разделилось, примерно пятьдесят на пятьдесят.
- Фифти-фифти, - прокомментировал Сергей Семенович.
- В какие-то моменты количество «за» превышает «против», в какие-то «против» превышает «за». Данные последнего опроса говорят о том, что на сегодняшний день «за» составляет пятьдесят девять процентов. Власть, в силу своей беззубости, не может принять четкого политического решения, оглядываясь, все-таки на очень большое, количество голосов, не одобряющих перезахоронение тела вождя мирового пролетариата. Партия так же, являясь в настоящее время неоднородной по своему составу, раскололась на сторонников и противников захоронения. Противники нахождения тела Ленина в мавзолее, оперируют следующими аргументами. Религиозными – непогребенный труп в центре России, является антихристианским символом, оскорбляющим чувства приверженцев титульной религии; этическими – нарушено завещание умершего, как известно, Владимир Ильич завещал захоронить себя рядом с матерью на Волковом кладбище в Ленинграде, ныне Санкт-Петрбурге. Экономическими – не секрет, что государство тратит достаточно большие деньги, на поддержание в сохранности тела Ленина. Может в масштабах государства, эти деньги не такие уж и значительные, но не забывайте, это деньги налогоплательщиков, которых сегодня большее число стоит за захоронение. Политические – являясь несомненным, действенным символом, мавзолей лидера одной из сторон политического процесса, самим своим существованием вносит ненужную напряженность и, в без того, сложную и безалаберную политическую жизнь России. Эстетические – хоть я и являюсь последовательным сторонником дела Ленина, но в мавзолее не был и не жалею. Созерцать покойника, хотя и почти святого, даже забальзамированного, выше моих сил. Прости меня грешного. – Иван Петрович возвел глаза горе и истово перекрестился. Я хмыкнул. Иван Петрович, слегка смутившись, бросил быстрый взгляд на Сергея Семеновича. Тот клевал носом, сосредоточив все усилия, чтобы удержаться на стуле. Старая партийная закалка брала свое. Условные рефлексы просто так не выкурить из задурманенного сознания. – А, так же, психологические – имея столь высокий авторитет в мире, Владимир Ильич Ленин своим присутствием на Красной площади, в центре Москвы, в центре государства Российского, элементарно сковывает новые инициативы, заставляя, даже приверженцев, действовать с оглядкой: а что бы в такой ситуации сделал он? Учитывая изложенное, фракция «Левая колея», - Иван Петрович повысил голос. – Фракция «Левая колея», - повторил он громче. – Фракция «Левая колея»! – почти заорал Иван Петрович, одновременно стуча костяшками пальцев по поверхности стола. Его вопль, стук, звон и дребезжание посуды, наконец, разбудили задремавшего Сергея Семеновича. Он встрепенулся, открыл глаза и, изобразив всепоглощающее внимание, воззрился на Ивана Петровича. – Учитывая вышесказанное, - спокойным голосом продолжал Иван Петрович, - фракция «Левая колея», приняла решение поддержать идею захоронения тела вождя трудового народа, и осуществить его своими силами.
- Ура! – Сергей Семенович захлопал в ладоши. – Теперь, наконец, можно выпить? – пододвигаясь к столу, сказал он, - Петрович, классно сыграно, прямо, лет на двадцать помолодел.
- Соратник Кирзач, вижу, вы не понимаете, - строго сказал Иван Петрович. - Тогда объясню доходчивей, - Иван Петрович перевел дыхание, поиграл желваками. Вздохнул раз, другой. Подошел к окну, достал папиросу, постучал мундштуком по портсигару. – Ты, что ж, сука, думаешь, все закончилось? Положил партбилет в шкафчик? Хорошо тебе? Пришли сраные демократы, все ручки сложили? Сидишь здесь в деревне, огород окучиваешь, когда мы, истинные коммунисты ведем борьбу! Хихоньки тебе? Не выйдет! – Иван Петрович погрозил пальцем, едва не задев по носу Сергея Семеновича, - Дудки! Я за тебя поручился, я и расхлебывать буду. Возьму этот грех на душу. Соратник Шприц, - обратился Иван Петрович к Вере. – Та удивленно вскинула брови. – Нет, не надо, я сам. – Иван Петрович достал из буфета граненый стакан, наполнил его до краев водкой, протянул Сергею Семеновичу. – Просветли мозги, десять минут, надеюсь, продержишься, - Иван Петрович зловеще склонился над оцепеневшим Сергеем Семеновичем, - соратник Кирзач? – почти по слогам произнес он.
- Дурдом, - пролепетал Сергей Семенович, принимая стакан. – Ты Шприц, что ли? – Обратился он к Вере, - Это как?
- А так, Сереженька, - Вера оглянулась на Ивана Петровича, - простите, соратник Кирзач. Вот так, - она раскрыла саквояж, порывшись в его недрах, извлекла пластмассовый шприц кубиков на пять, сорвала упаковку, насадила иглу, наполнила шприц из стеклянной ампулы, резко отломив ее кончик. – Вот, так. Меня научили. Я боли боюсь, если пытать будут – один укол, в шею, прямо в артерию. И все, никого не выдам. А если кто другой, - Вера сделала паузу, в которой слышалась неприкрытая угроза, - не дрогну! – Почти без замаха Вера метнула шприц в сторону Сергея Семеновича. Тот, пролетев над его головой, воткнулся в войлочную мишень Дартс, висящую на стене. В самую ее середину.
- Внушает, - кивнул Сергей Семенович, опрокидывая стакан в рот. – Кто из нас с ума съехал? - Через минуту глаза его заблестели, в них мелькнула живая искра.
- Так, вот, - Иван Петрович склонился к Сергею, - ты не слышал главного. Нашей ячейке поручено осуществить эту акцию. И ты, - Иван Петрович, для пущей убедительности ткнул пальцем в грудь Сергея Семеновича, - будешь участвовать в ней. Желаешь ты этого или нет.
- Анатольич, он серьезно? – Сергей Семенович жалобно обратился ко мне.
- Куда ж серьезнее, - ответил я, пожимая плечами. – Партийная дисциплина, помнишь, что это значит?
- Немного технических вопросов. – Иван Петрович, снова перешел на официальный тон.
- Понял, - вдруг радостно воскликнул Сергей Семенович, - Мавзолей брать будем. «Смоленск брал, Казань брал», мавзолей не брал. Возьмем, – мотнул головой Сергей Семенович, все еще надеясь, что услышанное перерастет в шутку.
- Возьмут, как вы изволили выразиться, соратник Кирзач, без нас. Эта задача поручена московской группе, – продолжил Иван Петрович. - Наша миссия заключается в доставке тела, для конспирации, груз один-бис, в Санкт-Петербург, и передаче его Питерской группе, под руководством соратника Ламы. Передача груза должна состояться в районе Валдая, точное место и время будет согласовано дополнительно.
- Можно вопрос, соратник…, - замялся я, не зная, как обратиться к Ивану Петровичу.
- Соратник Поводырь, - подсказал Иван Петрович. – В партийных кругах я больше известен под кличкой «Сокольничий». Кличка «Поводырь», взята мною на время выполнения данной миссии. О чем вы хотели спросить, соратник Дрозд?
- Как конкретно планируется произвести захоронение? Это, все-таки, как я понимаю, акция международного масштаба.
- Вы правы. В общих чертах: груз тайно извлекут с места его пребывания и вывезут из Москвы. Затем по этапам доставят в Санкт-Петрбург.
- Вот судьба, мертвый и то по этапу, - горестно закивал головой Сергей Семенович. Стакан водки начал оказывать свое действие.
- В Петербурге уже тайно вырыта и замаскирована могила на Волковом кладбище, в словорубной мастерской там же подготовлен временный гранитный обелиск. Соратник Лама обеспечит присутствие телевиденья, радио, прессы. Это будут известные корреспонденты, которые смогут быстро донести информацию до масс. Михаил Леонтьев, Доренко, Киселев, тетка эта, с «Эха», как ее? Евгения Альбац.
- Знаю, знаю: «Полный Альбац», - кивнул Сергей Семенович, - вот визгу-то будет. «Эхо Москвы» на кипяток изойдет.
- На похороны в решающий момент будут приглашены представители власти. Соратник Морской Конек обеспечит почетный караул, для отдачи воинских почестей. Представителей церкви не приглашаем, учитывая атеистические убеждения покойного.
- Лама – это Альбина, - прошептала на ухо Сергея Семеновича Вера. – А ты и не знал? Смотри, как бы не обиделся, партийный товарищ.
- Почему верблюд? Ой! Дурак, дурак, - Сергей Семенович постучал себя по лбу, - это монах такой буддийский, она говорила. А Морской Конек – Дима, - догадался он. - «И ты, Брут?»
- Аналогия не точна, соратник Кирзач, - Иван Петрович строго взглянул на Сергея Семеновича, - в данном случае, никто никого не предавал, напротив, все соратники последовательны в своих убеждениях. Не нравится мне ваше настроение. Ох, как не нравится.
- А где наша несравненная Маша? Неужели не с нами? – полюбопытствовал Сергей Семенович.
- Мария не является членом партии, ее привлечение признано нецелесообразным. Учитывая общительность характера Марии, мы используем ее дом для проведения конспиративных встреч, особо не афишируя этого. Детали операции были проработаны во время встречи под кодовым названием «День рождения». Если бы, соратник Кирзач был повнимательней, он бы обратил внимание на то, что в этом году состоялся уже третий день рождения нашей подруги. В феврале, мае и в августе.
- Что? – Сергей Семенович, сделал круглые глаза.
- Успокойся, шутка, - рассмеялся Иван Петрович.
- Я с вашими шутками в психушку загремлю, - огрызнулся Сергей Семенович, облегченно вздыхая, - и когда состоится эта акция?
- Акция уже идет, - спокойно, закуривая папиросу, ответил Иван Петрович, - груз один-бис находится в Тверской области, его транспортировку осуществляет группа комсомольцев из местной организации «Внуки Калинина».
- Всенародного старосты? – машинально задала уточняющий вопрос Вера.
- Именно так. Сегодня ночью груз должны принять мы. – Тоном, не допускающим возражений, констатировал Иван Петрович. – Группе быть в боевой готовности, через сорок пять минут. У вас есть оружие, соратник Кирзач?
- Ага, пулемет на крыше и танк в сарае! – Взвился Сергей Семенович.
- Очень жаль, - Иван Петрович вздохнул, - очень жаль.

Продолжение следует ----->
2005
Санкт-Петербург
©  BlinkCat
Объём: 0.3896 а.л.    Опубликовано: 16 07 2006    Рейтинг: 10.04    Просмотров: 2320    Голосов: 1    Раздел: Ироническая проза
«Похороны»   Цикл:
Опыты не по Монтеню
«Миссия (Продолжение)»  
  Клубная оценка: Хорошо
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Сэр16-07-2006 12:30 №1
Сэр
Автор
Группа: Passive
Ну давай Котяра,весели продолжением!
ДЕД
Flame16-07-2006 16:09 №2
Flame
Автор
Группа: User
Прочитал с таким же удовольствием, как "Ноль часов" у Веллера (про "Аврору")! Только это... мавзолей не ломайте, архитектор Щусев ох как не прост, форма зиккурата оказалась очень гармонична для этого места и этих целей.

Сообщение правил Flame, 16-07-2006 16:12
pinkpanther16-07-2006 17:30 №3
pinkpanther
Автор
Группа: Passive
Ничего себе-горячие финские парни!
Вы бы после саммита это публиковали.А то загремите по статье
"Неуважение к прошлому Родины"
Но,сухари носить буду.Обещаю.
смотритель сада камней
BlinkCat16-07-2006 18:44 №4
BlinkCat
Автор
Группа: Passive
Ничего неуважительного, дорогая Пантера, ни к прошлому ни к настоящему не выссказывал и не выссказываю. История вещь серьезная. Всегда относился с должным пиететом. Здесь же только обыгрывается гротескность ситуации. :)))
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
   Авторизовано: 1
 • avisv1960
   Гостей: 25
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.07 сек / 36 •