Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Осеннюю мглу
Разбила и гонит прочь
Беседа друзей.
Басё
avli   / Романтики Нового Века
Пост-Панк
рассказ был написан на конкурс по песне Гражданской обороны "Ходит Дурачок"
Наверное, на кривую дорожку моя жизнь свернула после встречи с ней.

Нет, не думайте, что это какая-то романтическая история. Если честно, я даже не помню, как её зовут. Её перевели в нашу школу, когда я был в восьмом классе. Шли какие-то слухи о том, что из прошлого места обучения её выгнали то ли за наркотики, то ли за беспорядочные половые связи, в общем, громко и со скандалом. Была она необычной. Ну, вы знаете, - кольца, серёжки в разных местах, крашеные волосы, цепочки. Отсутствующий взгляд, необщительность. Наверное, я бы сторонился её, если бы не притягательная внешность.

Я был застенчивым подростком, но упорным. Через несколько месяцев, накопив денег с завтраков, я добился свидания. Я думал о походе в кафе-мороженое и совместной работе над уроками. Она затащила меня в какой-то двор, где сидели её друзья - и странные же у них были клички!.. На мои деньги купили пива на всю компанию. В тот же вечер она страстно целовала меня в каком-то подъезде.

Я был счастлив.

Потом она решила, что раз уж я её молодой человек, 'пацан', я должен проникнуться её музыкой. Тогда она притащила мне несколько кассет с грубыми, витиеватыми, а подчас и отвратительными названиями.

Я гонял плёнки в магнитофоне, пока родителей не было дома. Я не мог разобрать ни слова и, если честно, и музыки-то особо не различал в том хрипе и шуме, который изрыгали колонки.

У меня изрядно испортилась успеваемость, у неё - не поднялась ни на йоту.

Старые друзья стали меня недолюбливать и вовсе перестали общаться со мной. Я попал в личную изоляцию Моей Первой Девушки. Но! Почти каждый день после занятий мы ходили в её заповедные дворы (как оказалось, их много, и в каждом своя компания) и пили пиво. А еще орали под гитару то, что мне так и не удалось разобрать в магнитофонных записях. Кажется, это называлось 'панк' и было чем-то то ли страшно запретным, то ли совсем недавно разрешённым.

Через месяц я знал наизусть репертуар каждого гитариста во всех пяти дворах, где мы сидели. Через два мне прокололи ухо булавкой, снятой с чьей-то одежды: её дезинфицировали спичками, а сажу стереть забыли, и с тех пор у меня что-то вроде татуировки - чёрная точка.

О, я был на вершине счастья!

Я выпросил у мамы денег и купил себе чёрные джинсы. Я напросился в гости в какую-то коммуналку и оборвал цепь на унитазе: продев её в шлевки джинсов, я получил отличный прикид!

В девятом классе на меня почему-то окрысился весь мой двор. Пацаны из соседних подъездов повадились поколачивать меня по вечерам. Я купил пиво ребятам из дворов, и они разобрались с этими молокососами. Хватаясь за рассёченные щеки и брови, меня стали сторониться те, кто раньше бил.

Я был на вершине. Я стоял там и держал её за руку.

Потом перед нами остро встала проблема секса, которая тут же была решена на ближайшем открытом чердаке.

Если честно, это воспоминание у меня каким-то образом остро связано с осознанием того, что тогда я впервые смог ответить на вопрос: 'Какую же музыку ты слушаешь?' Мне нравилось всё, что играли 'на дворах' и о чём хрипели с кассет, ну, кроме одной группы, которую называли то ли сибирским пост-панком, то ли тульскими пряниками с чаем: в общем, вы поняли:

Потом я научился шести аккордам и двум боям. Как оказалось, этого достаточно для того, чтобы исполнить около двадцати песен. Научившись играть на гитаре и совсем немного петь, я обрёл огромный вес во дворах. Я даже полюбил 'сибирский:' в любом исполнении, кроме авторского. Потому что музыка и голос вокалиста меня по-прежнему убивали.

Я купил себе кассетный плеер на сэкономленные с пива деньги.

Музыка была со мной повсюду.

Я стал крут. Ну, вы понимаете - отрешенный взгляд, наушники на уроках и полная невозмутимость.

Затем я бросил её, или она от меня ушла, я точно не помню. Вечер начался с того, что мы занимались любовью на чердаке, а какой-то из товарищей караулил нас за бутылку пива, а закончился тем, что она кинула в меня камнем и убежала на чердак с кем-то еще. Мне было уже всё равно - я завоевал своё место в компании и, кажется, авторитет мой был повыше, чем её. Пригнувшись к моему уху, один из самых крутых парней горячо шептал: 'Тёлки у нас в цене: Ты не обижай девочек: Они курицы обычные, зато всегда есть с кем:' Я его отлично понимал, и через некоторое время уже сам был на чердаке с другой. Секса хотелось не особенно, но осознание того, что у меня есть возможность его получить прямо здесь и сейчас без предварительных ласк туманило моё сознание.


В тот же вечер, абсолютно пьяный и, должно быть, изрядно пропахший спермой, я постеснялся прийти домой. Я заночевал в каком-то подъезде на подоконнике.

С утра я долго не мог поверить - вот оно! Я спал в подъезде! И, надо же, ничего не случилось!

Конечно же, я привык к постоянным переругиваниям с жильцами тех двориков, где мы пили, но осознание того, что я провёл ночь не дома, на чужой лестнице, а мир не рухнул мне на голову, было тревожным, но сладким.

Мама ждала меня дома, куда я шёл с опаской. Зарёванная мама и ошарашенный отец. Они покормили меня, велели помыться и дали отоспаться. Я ожидал вечером серьёзного разговора, но его не случилось. Они просто не знали, что сказать.

Тогда я начал понемногу понимать, что всё, о чем идёт речь в этих сумасшедших песнях не просто мысль о свободе, не просто мечта, а самая настоящая реальность. Всё, что можно сделать прямо здесь и сейчас. Просто никто не знает, что сказать, и ты всегда будешь оставаться безнаказанным.

С того дня я стал потихоньку окунаться в мир вседозволенности, с каждым разом всё больше убеждаясь в том, что он безграничен. Я начинал с малого. С того, что, наверное, читателю, сидящему в уютном кресле, будет казаться смешным и совершенно обычным.

Надев наушники, я сбегал вниз по закрытому эскалатору в метро. Дежурная вылезала из своей стеклянной будки мне навстречу и громко предлагала выплатить штраф. Я отвечал 'нет, спасибо' и уезжал на поезде куда-то, куда мне было совсем не нужно. Иногда навстречу выходил милиционер, тогда всё решала скорость. Меня ни разу не поймали.

Я не приходил домой. Не приходил по два, по три дня. Иногда, по неделе.

Я не ходил в занятия. Я имел всех девушек из компании, каких мне хотелось.

Я всё глубже и глубже погружался в мир моей собственной безопасности.

И по ночам, распевая тексты таких понятных теперь песен, я швырял камнями в витрины магазинов и видел своё разлетающееся на куски отражение своего лица.

В этот период, длившийся полгода, я иногда заходил домой или в школу. С жесткого похмелья, пропахший табаком, я делал вид, что всё нормально.

Один раз я попал на урок, на котором писали какое-то сочинение: Я старательно пытался изобразить что-то на листке бумаги. Я три дня не спал, и буквы расплывались у меня перед глазами. Я написал четверть листка и, когда решил перечитать, как будто со стороны отметил, что текст несвязный и почти не содержит запятых. Совсем разбитый, я поднялся, шатаясь, и ушёл из кабинета. Учителя только смотрели мне вслед.

Следующие два месяца я не приходил ни домой, ни в школу.

Я целеустремлённо набивал карманы несуществующими понятиями. Люди, обычные люди, которые шли мимо, смотрели на меня с опаской и с ненавистью, а я орал им в лицо песни, пропитанные отчуждением, чтобы они знали - всё не просто так, я такой, каким мне хочется быть.

И вот по истечении двух месяцев, я пришёл домой. Пришёл еще немного пьяный в пятницу с утра и кулем повалился на кровать, еле успев снять ботинки.

Через несколько часов меня грубо разбудили тычком под бок. Участковый стоял прямо передо мной, а за его спиной заплаканная мать комкала носовой платок. Отец с каменным лицом стоял у выхода из комнаты. Мне велели зашнуровать ботинки и повели в отделение. Там я сидел на кожаном диванчике в двух метрах от стола участкового, который бесновался и орал на меня, обещал какие-то мерзости, и, главное - рассказывал мне, какое же я дерьмо. А я вдруг неожиданно понял, что в отделении очень тепло... И заснул. Всё когда-либо жившие панки аплодировали мне в эту минуту!

Через некоторое время в отделение зашёл врач неприятной наружности, сел на табуретку рядом со мной, достал какую-то карточку. Спросил год и дату рождения, имя-фамилию-отчество, адрес прописки. Он тоже сказал, что я - дерьмо, и, обращаясь к маме, сообщил: 'Конечно, я могу выписать справку прямо сейчас, но: вы понимаете'. Мама отвела глаза, отец же решительным шагом пересёк комнату и вложил что-то в ладонь доктора. Я решительно ничего не понимал спросонья. А еще я никогда не видел, чтобы отец так прямо и гордо ходил, как в этот раз, давая взятку непонятно за что.

Потом под тем же конвоем из родителей и милиционера меня привели домой.

Мама, обливаясь слезами, поставила передо мной тарелку супа со словами: 'Поешь нормально, когда еще придётся', - и, расплакавшись, убежала в другую комнату.

Я наелся до отвала, машинально подмечая, что папа упирается плечом в косяк, а это значит, что я мог бы сбежать, без особых усилий оттолкнув его с дороги. Машинально подметил, что окно на кухне приоткрыто и при удачном стечении обстоятельств я мог бы приземлится на карниз первого этажа:

Я замечал всё это чуть ли не против своей воли, наедаясь до отвала и осознавая, как мне лениво что-либо делать!..


Меня взяли под локти и повели куда-то. Шли недолго до забора с колючей проволокой и звонком. Охранник открыл нам ворота. Ежась от холода, мы добрались до мрачного здания, и я оказался в 'Клинике детских нервных расстройств'.


Я провёл там следующий год.

Сначала я всему удивлялся. Тому, что в изоляторе кафельные стены, что все общаются здесь, как нормальные, что все радуются встречам с родителями, которые их сюда запихнули, удивлялся, почему люди диаметрально противоположных взглядов здесь дружат так, как никогда бы не стали дружить в обычной обстановке.

Потом, когда в первый раз меня избили в изоляторе, а кровь непринуждённым движением мокрой тряпки смыли с кафеля, когда я узнал, что в клинике нет ни одного сумасшедшего, а только трудновоспитуемые подростки, когда я узнал, что всё тайное здесь становится явным, у меня не осталось вопросов. Осталось только гнетущее, напряжённое и безнадёжное существование.

Однажды к нам пришёл мальчик - Костик. Мы с ним подружились сразу, потому что слушали одну и ту же музыку. Спрятавшись в дальний угол, мы вполголоса пели песни о том, что из нас с такой силой выдавливали. В этом гнилом, забытом богом месте все жили прошлым или мнимым будущем, рассказывая друг другу байки. А мы просто пели.

А потом Костик стал задерживаться у врача в кабинете, чтобы получить какие-то привилегии. Я набил ему морду, а потом морду набили мне.

Немного нарушая нить повествования, я должен заметить, что врача того, Юрия Семенецкого, через пару лет нашли мёртвым - с его собственным членом, вставленным ему в глотку. Более того, патологоанатом утверждал, что достоинство было у Юрия отгрызено. Впрочем, нетрудно догадаться, что он доигрался с каким-то обиженным жизнью малым. Вроде Костика.

Через год меня забрали.

Я, наверное, был безвольной амёбой, но я любил весь мир. Я порядком располнел от гиподинамии, и пальцы левой руки полностью потеряли чувствительность.

Первое, что я сделал, когда впервые пришёл домой после этого года в кафельном Аду, еще прежде, чем я с наслаждением принял душ, я включил магнитофон. И окровавленные слова внезапно приняли для меня другой смысл, ведь если смотреть на каждое препятствие как на ступеньку к вершине, а на каждую неприятность как на новый опыт, то песни эти - добрые и светлые.

Голос охрипшего и перепившего вокалиста казался мне райской музыкой.

Меня охватило чувство полного умиротворения. Вмиг просиявший и счастливый, я ушёл мыться.

Позже с неимоверным трудом я закончил школу. Поступил в институт и нашёл работу. Я жил среди других людей, и я любил их. Я смотрел на них немного свысока, но всегда улыбаясь, ведь они не знали о жизни и половины того, что знал я.

Тихо скончался мой отец. Я обзавёлся девушкой и переехал вместе с ней в съемную квартиру. Я посещал все рок-концерты, на которые только мог выбраться.

На одном из них завязалась драка. Я любил людей, но я работал кулаками как никогда!.. Улыбаясь. Под утро пришёл домой, изрядно побитый. Девушка психанула, собрала вещи и ушла, сломав при мне свой мобильный телефон. Я же принял душ, позвонил на работу и улёгся спать. Но на следующий день я не смог встать. Что-то повреждено было в ноге... Только через неделю я собрался в клинику, взяв какую-то крепкую палку вместо костыля.

А еще через неделю я сидел в кабинете врача и выслушивал диагноз, согласно которому вряд ли я когда-нибудь буду ходить нормально, уж в ближайшие пару лет точно. Я выслушивал диагноз, в котором через слово были вставлены 'дополнительные расходы' - на шарнир в коленку, на обезболивающее, на что-то еще: Прямо из больницы я позвонил на работу и тоже выслушал что-то вроде диагноза. Меня красиво и очень вежливо уволили.

И вот я встал на пороге клиники. С долгами за съемную квартиру, безработный, одинокий, полноценный инвалид. И я услышал голос. Голос, который монотонно и заученно твердил: 'Я считаю, что все так называемые панки - это плюшевые зайки, которым хочется думать, что их бросила хозяйка. Чистые и белые на деле, они мнят себя грязными и потрёпанными. Они все - глупые люди. Люди, лишенные будущего, уничтожающие его самостоятельно:' Секунду я был готов кинуться на Юрия Семенецкого из центра нервных расстройств, окруженного кучкой слушателей, но потом я взял себя в руки. Неловко спрятав костыль в рукав, я приложил неимоверные усилия, чтобы продефилировать мимо них, не хромая и не запинаясь с прямой спиной и счастливой улыбкой. Во всей своей рокерской одежде. Оратор скользнул по мне безучастным взглядом и продолжил вдалбливать слушателям, что я - настоящий мазохист, потому что мне нравится и хочется, чтобы мир был враждебным. Потому что я просто его так называю.

Сжав зубы в оскале улыбки, я из последних сил зашёл за угол, припал спиной к стене и сполз вниз. Я плюхнулся прямо на мокрый асфальт, палка выпала из рукава.

И вот он я - рыдаю, вытирая слёзы левой рукой, которая не чувствует их влаги, сижу на земле. Человек без будущего по своей собственной вине. Я, который всё время считал, что люди глупее него. И в этот момент мне в голову пришла мысль, что Семенецкий, возможно, прав, а я - нет. Что я не лучше окружающих, что бы я ни делал - отстранялся от них с деланным превосходством или любил их свысока. Вот он я - дурак и инвалид. Смотрите же на меня, я был неправ! И во всем, что со мной происходит, виновата вовсе не девушка, имени которой я не помню, не врач, который даже не помнит о моём существовании, не музыка и не общество. Во всём, что происходит со мной, виноват я, я, только я сам. Жалкий, размазывающий сопли, сидя на земле.

Вечно в поисках того, кто глупее меня, я сам пошёл по миру.

И в этот момент к моим ногам откуда-то сверху падает блестящая монетка, брошенная сердобольным прохожим.

Я закрываю глаза.


Postscriptum:
рассказ занял 24е место из 39ти.

Ингвар О'нилл (01:38:57 8/11/2006)
Это да. Пипл любит розовое и блестящее. А твое, как и серебро - слишком "чернушно" для большинства. Блин.

Авли (01:39:20 8/11/2006)
охуеть. не буду же я писать рассказ ради рассказа?

Ингвар О'нилл (01:44:31 8/11/2006)
Пусть пипл хавает дерьмо - мы все равно будем писать хорошо!
1.11.2006
Питер, as usual
©  avli
Объём: 0.3785 а.л.    Опубликовано: 08 11 2006    Рейтинг: 10.12    Просмотров: 2072    Голосов: 3    Раздел: Не определён
«Романтики Нового Века»   Цикл:
Романтики Нового Века
«Манифест агрессивного элемента»  
  Клубная оценка: Отлично
    Доминанта: Метасообщество Творчество (Произведения публикуются для детального разбора от читателей. Помните: здесь возможна жесткая критика.)
Добавить отзыв
Ada_Dakar08-11-2006 02:27 №1
Ada_Dakar
Уснувший
Группа: Passive
Могу сказать одно. Отдала русскому року 10 лет и отдам жизнь. Панк- это свобода, а не жизнь в помойке. И при этом МОЖНО сохранять человеческий облик, не доводя себя до описанного состояния. Одумайтесь. Не все мы такие.
Я буду жить. Жить в роке. В своих неформальных прикидах и окровавленных текстах. БУДУ.
Я.
Essence08-11-2006 02:50 №2
Essence
Белый Рыцарь Рими
Группа: Passive
Я, который всё время считал, что люди глупее него.(с)
у меня небыло прикидов.
Окровавленных текстов надеюсь тоже.
даю рекомендацию.
Я.
Кицунэ Ли08-11-2006 13:28 №3
Кицунэ Ли
Автор
Группа: Passive
Умница, что выложила, аvli :)
Любить людей трудно, а не любить - страшно (с) Flame.
avli08-11-2006 14:50 №4
avli
Уснувший
Группа: Passive
Ребята!
Про, Эссенсе, Ада Дакар, спасибо вам большое за ваши отзывы, за ваши рекомендации, а главное - за ваше понимание!

ВиЛи, а тебе спасибо за поддержку еще в самом начале!
Библиотекарь08-11-2006 15:09 №5
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
Черт, опять Семенецкому досталось... Жалко Юру, чес слово, мало было одного Лукьяненко...
42
avli08-11-2006 15:25 №6
avli
Уснувший
Группа: Passive
таки он же над Семецким издевался. А я - над Семенецким.
Библиотекарь08-11-2006 15:44 №7
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
Так-то оно так... Да все равно один персонаж :)
А вы, сударыня, близко знакомы с кастой панков?
42
Неизвестный08-11-2006 18:20 №8
Неизвестный
Уснувший
Группа: Passive
не знаю, можно ли назвать панков кастой, не знаю о какой разновидности вы говорите и даже не знаю, как можно определить степень близости знакомства.
Возможно, я смогу более или менее ответить на ваши вопросы сообщив, что этот рассказ своебразный кавер на мою биографию.
Просто шёл мимо
avli08-11-2006 18:26 №9
avli
Уснувший
Группа: Passive
неизвестный - это я.

Хочу еще добавить, что причисление себя к какой бы то ни было субкультуре в большинстве случаев не более, чем поиск себя и попытка рисоваться.
Довольно сложно представить, чтобы отдельно взятый человек разделял взгляды, стремления и вкусы хотя бы двадцати других людей, не то, что тысяч.

ЧСЛМ, глупо загонять себя в какие-то рамки.
Библиотекарь08-11-2006 18:27 №10
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
кастой я назвал их как некую культурную общность людей, просто слово, возможно, неудачно выбрал. Да, вы ответили на мой вопрос, спасибо.

Сообщение правил Библиотекарь, 08-11-2006 18:33
42
Библиотекарь08-11-2006 18:30 №11
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
согласен с твоим ИМХО.

Сообщение правил Библиотекарь, 08-11-2006 18:37
42
Библиотекарь08-11-2006 18:39 №12
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
Вобще никогда не был сторонником неограниченой свободы, всегда считал что свобода махать руками кончается там где начинается нос соседа, разве что он слишком длинный :)
42
avli08-11-2006 18:40 №13
avli
Уснувший
Группа: Passive
Оу, как вы догадались, что ЧСЛМ - это ИМХО?:)))
Может, даже как именно это расшифровывается догадаетесь?:))))

З.Ы. Будут еще вопросы - обращайтесь.
Библиотекарь08-11-2006 18:42 №14
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
может... чисто субъективное личное мнение? или нет, нет ИМХО - имею мнение хрен оспоришь!
42
avli08-11-2006 18:44 №15
avli
Уснувший
Группа: Passive
насчет того, что никогда не были сторонником неограниченной свободы - неужели у вас никогда не было тяжелой стадии юношеского максимализма?
И неужели же вы проскочили момент мечтаний о мире во всем мире/захвате мира/уничтожении мира et cetera, когда это казалось еще возможным? :((
avli08-11-2006 18:45 №16
avli
Уснувший
Группа: Passive
Относительно ЧСЛМ - это вы что - с нами сегодня трамвая ждали или вместе ехали?
Или МИП работает?!
Библиотекарь08-11-2006 18:49 №17
Библиотекарь
Уснувший
Группа: Passive
Что такое МИП? :)
Извини за флуд, кстатити, давай на ты.
А насчет мира во всем мире... нет о такой глупости никогда не мечтал, о безграничной власти, да, было дело :) но понимал что это нереально. Мож потому и стал писать, теперь свое эго на героях тешу.
42
avli08-11-2006 21:51 №18
avli
Уснувший
Группа: Passive
МИП - Мировое Информационное Пространство. Согласно теории МИП случайных совпадений не бывает, те если ты думаешь о чем-то, а рядом кто-то с тобой начинает гооврить об этом или же у вас с человеком, с которым ты только-только познакомился одинаковая планировка комнат... Теория МИП распространяется даже на действия.
George09-11-2006 02:53 №19
George
Уснувший
Группа: Passive
Просто понравилось!
Все умирают, но не все живут...
avli09-11-2006 13:55 №20
avli
Уснувший
Группа: Passive
cпасибо, Джордж
Fenrire09-11-2006 20:20 №21
Fenrire
Автор
Группа: Passive
Хм, хм... Какой ажиотаж вызвало.
Да, рассказ сильный. Есть пару ошибочек небольших.
И, немного, как мне показалось, несоответствие по времени.
Ведь герой успел закончить и школу и в универ поступить и поработать, а Директор того учереждения, который погиб, оказывается все еще жив... Хоть там и неупоминалось что и когда произошло, но все равно заставляет задуматься.
Вод)))
Спасибо, рассказ понравился оч!
Здесь был я.
avli09-11-2006 21:11 №22
avli
Уснувший
Группа: Passive
Привет, Фенрир!
На самом деле, ажиотаж удивил и меня.
Насчёт времени, там такой переход сделан специально чтобы заострить внимание читателя.:))
Не за что. Я люблю писать рассказы.
Muirhead-Ъ05-03-2007 18:46 №23
Muirhead-Ъ
Викинг
Группа: Passive
Понравился. Есть и такие персонажи. Но большинство людей которые слушают рок, остаются людьми. Это я ворчу. А рассказ хороший.
Позаботься о Лулу… о моей крошке…
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 37 •