Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
То, чего нет у нас, представляется нам вожделенным.
Лукреций
NoName   / (вне цикла)
Я вернусь. Пазлы
Сквозь неплотно сжатые веки вижу, как в комнату пробиваются лучи, а на ресницах превращаются в радужные звездочки. Это приятное ощущение – тепло греет лицо, ресницы преображают мир, в который я каждое утро возвращаюсь. Мгновение детства. Ноздри щекочет запах выходных. Папа каждое воскресенье угощает нас одним и тем же блюдом – жареной картошкой, в которую вбиваются яйца и выдавливается несколько долек чеснока. Называется это «картошка по папски». За тонкой стенкой слышны бабушкины басистые вздохи: она крайне не одобряет папино колдовство. «Пора вставать», - от мамы пахнет осенними листьями, всегда: летом, зимой, осенью - всегда. Открываю глаза и окончательно просыпаюсь. Запах картошки растворяется в бодрствовании. Память… Самая злая шутка, которую могла с нами проделать жизнь. Самый великий дар, данный нам природой.
Реальность дает две вещи: ощущение жизни здесь и сейчас и, где-то в подсознании, далеко, игру образов из прошлого, от которой никак не избавиться…
Почему я не пишу то, что есть, что было на самом деле? Почему обволакиваю память фантазией, как раковина обволакивает соринку перламутром. Может быть, потому что воспоминания, раздетые, голые воспоминания – это слишком больно.
Мои воспоминания рождаются из солнечных лучей, рисующих блики на стенах, дуновения ветерка, коснувшегося мягкой ладошкой щеки и из запахов. Любой запах рождает волну воспоминаний, и она уносит куда-то в прошлое, не спросив, хочу я этого или нет.
Плаваю где-то между сном и бодрствованием. Сейчас, сейчас. Я выпью кофе – и мир обретет очертания, вновь станет жестким и угловатым. Зерна с шелестом пересыпаются в банке, словно живые. Кочуют в кофемолку, и комнаты заполняются горьковатым запахом утра.
Утро бывает разным. Бывает, оно раскачивается в такт колесам; бывает, злобно вцепляется в тебя сквозняком, вносит в комнаты клочья тумана; бывает, выбрасывает на еще безлюдную улицу. Но оно всегда пахнет кофе.
Дни мои полны разных запахов, а вечера… Вечера долгие годы пахли пылью. Наверное, не об этом сейчас. Хотя нет, об этом.
…Нам отвели несколько помещений: костюмерная и, собственно, зал, в котором мы репетировали. Там всегда пахло сыростью и пылью: пыль пробивалась из всех щелей – мы с ней не справлялись.
Костюмы были сложены в сумки, большие клетчатые баулы, с которыми в незабвенные девяностые ездили в Польшу и на «Толчок» - одесский вещевой рынок. Там работали все профессора, учителя, воспитатели, ученые мужи, отправленные куда подальше «до востребования». Востребования, кстати, так и не случилось… Тихо, тихо, память – я сейчас не об этом.
Костюмы, наши необыкновенные костюмы – бисер, шифон, парча - подгнивали, наваленные в кучу в одной тесной и сырой комнате.
Зал был метров тридцать, с низкими потолками. Несколько раз на нас целыми кусками сваливалась штукатурка… Это было забавно… А однажды я взмахнула рукой и чуть не сломала себе пальцы об ригель. Ну, не сломала, и слава Богу, – они всего лишь посинели и перестали слушаться. Ах, не об этом, не об этом сейчас.
В один осенний, весенний или зимний – не помню точно, - но, безусловно, прекрасный день в наш зал вошел он. Витя. Он боком прошел вдоль стены через всю комнату и сел на стул в углу. Так тихо, что мы даже не сразу его заметили. С тех пор это место стало только его. Никто сюда больше не садился.
Закрою глаза. Чтобы увидеть. То, что скрывается в нашей памяти, легче всего видеть с закрытыми глазами. Вот он, Витя. У него темно-коричневые волосы – не брюнет, не шатен – волосы именно коричневые. Глаза – то ли зеленые, то ли карие, как бывают у мулатов. И смуглая кожа. Сухое костистое лицо с ярко выраженными скулами... Одевался он… Да просто – одевался. Черный гольф и черные бесформенные штаны. С ним всегда был большой портфель, раздутый до невиданных размеров. Этот портфель был настоящей сокровищницей идей, в нем были ноты, диски, кассеты, стихи, рисунки, какие-то дневники. Он вел дневники.
Оживить воспоминание, увидеть его. Вот он смотрит исподлобья, вот скрывает улыбку, вот идет по коридору, низко опустив голову, ссутулившись, как будто его насквозь продувает ветер.
Бурундук. С легкой руки режиссера его назвали «бурундук». Не потому, что похож. А потому что звучание слова: «бу-бу-бу». Он так выглядел и так разговаривал. Низким мягким голосом, приглушенно: «бу-бу-бу».
Вот интересно, почему на вокзале, как только мы высаживались из поезда, его тут же обступали милиционеры и требовали документы? Мы замечали его исчезновение не сразу. Метались по вокзалу в поисках и, в конце концов, находили его окруженным бдительными стражами порядка. Они ни в какую не хотели его отпускать, и только шумный налет нашего актерского табора и женское очарование режиссера могли убедить товарищей, что он актер. Это повторялось на каждых гастролях, но Витя неизменно был удивлен. Он почесывал затылок и смущенно улыбался, усаживаясь в автобус. И надолго выпадал из картины всеобщей радости.
…Какая беспокойная жизнь была у нас тогда: вечный стук колес, который мы использовали как аккомпанемент к пению, больше напоминавшему вопли котов по весне; ночевки на вокзалах, среди баулов и сумок; города, словно слайды, сменявшие друг друга… Сцена, лучи софитов – обжигающие, слепящие, в них и в самом деле можно было согреться в любые холода. Мы из одесского жаркого лета за несколько дней перемещались в раскрашенную импрессионистами осень, а из промозглой осени – в зиму, вспенившуюся снегом. Жили по шесть человек в трехместных номерах – в гостиницах, предоставляемых актерам, бывал лимит.
Однажды кто-то привез с собой электрическую плиту. Витя жил в номере, где мы ее спрятали. Проходя мимо, я заглянула туда на запах крепкого натурального кофе – болею без него, это почти наркомания. С завистью потянула еще витавший в комнате ароматный воздух, взглянула на пустые чашки… Через минуту Витя ворвался в мой номер: «Ну, ты где? Тебя же ждут!». Кто? Зачем? Оказалось, кофе стынет.
Его не надо было просить. Он и сам знал. Все.
Как-то несколько девчонок с ужасом оббегали гостиницу в поисках пропавших чемоданов. И нашли их, аккуратно расставленными в номере. Витины сюрпризы иногда могли повергнуть в панику.
Он никогда не играл свои роли, а потому актером себя не считал. И, не в пример остальным, после выступления мчался в какой-нибудь укромный угол, чтобы переодеться и стать незаметным. Один известный актер долго охотился за ним, чтобы просто пожать руку.
…Картинки сменяются. Я ничего почти не помню. С трудом вырываю из сознания пазлы, и они соединяются. Частей недостает. Из уплотняющегося пространства возникают, как будто обтянутые тугой паутиной, лица, силуэты, неясные образы – и тают, быть может, навсегда. Память играет с нами; порой, эти игры жестоки.
Запах жареной картошки с чесноком. Я сама теперь готовлю ее. Для меня это – праздничное блюдо. Потому что оно замешано на воспоминаниях.
«Пап», - и тихо.
И его лицо, красивое, некрасивое. И как он уходил. Уже почти не он. Человек, которого я не знала, - исковерканный болезнью, огромный и слабый.
«Пап».
…Витя не пришел на спектакль, посвященный Дню города. Очень важный спектакль, усыпанный шишками, как елка. Только шишки в этом случае были не обычными, а «важными». В этот день решалось, будет ли у нашего любительского театра статус. А он не пришел.
Отыграли кое-как. Не разошлись. Все остались в центре города, поближе друг к другу. И только под утро был звонок…

Он шел судьбе своей навстречу,
Не зная, что не встретит вечер.
Прервали пульс, прервали путь
Две пули – в голову и в грудь.

Я помню эту последнюю фотографию. Он лежит на асфальте. Полуоткрытые глаза и удивленно поднятые брови. Я помню. Я никогда ее не забуду. И пустой стул – в дальнем углу репетиционного зала.
И вот сейчас, сквозь неплотно закрытые веки, сквозь солнечные радужные звездочки на кончиках ресниц… Его лицо.
Когда мы молоды, у нас так много причин не сказать… Разница в возрасте в два-три года… Разница в росте в пару сантиметров… Глупая подростковая гордость… Я не сказала… И уже не скажу…
Мы идем морозной ночью по пустой улице промышленного района – опасного района. А за нами, понурившись, плетется собачья стая. Мы оба боимся собак. Собаки боятся нас. Мы проходим несколько кварталов до моста и обратно, сопровождаемые этим кортежем. Он сутулится, поднимает плечи, заслоняясь от ветра. Что поделаешь - романтичная дурочка любит гулять по ночам. Доставляет меня прямо к подъезду.
«Ну, пока?» - «Пока». Его фигура растворяется в темноте…

Две пули – вечное проклятье,
Замена для гвоздей в распятьи.
Всегда в движеньи, словно ртуть,
Две пули – в голову и в грудь.

…Ну вот, пахнущие кофе воспоминания выпиты, капля за каплей. Но вкус горечи еще остается. День начался. Я сажусь за стол и смотрю на мерцающий белый лист виртуальной бумаги. Здесь все – и прошедшее, и будущее. И ничего нет. Сейчас я могу дать жизнь своим воспоминаниям – навсегда или на несколько мгновений. Хотелось бы – навсегда.
Касаюсь осторожными пальцами клавиш, и на экране появляются слова: «Я вернусь».
Наверное, не об этом сейчас. Хотя нет, об этом.
©  NoName
Объём: 0.223 а.л.    Опубликовано: 17 11 2008    Рейтинг: 10.24    Просмотров: 979    Голосов: 6    Раздел: Не определён
«История одной скамейки (Куча-Мала 2008)»   Цикл:
(вне цикла)
«Похороны»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Roni Fox19-11-2008 12:05 №1
Roni Fox
Автор
Группа: Passive
Первый кусочек пазлов заставил улыбнуться: он и мой тоже - про папину картошку:) Точь-в точь, только без чеснока.
А вот это:
Я не сказала… И уже не скажу…

грустно. И ведь так часто бывает. И почему не получается делать все вовремя? Сказать. Помнить. Писать. Пока они еще с нами...
Очень трудно чувствовать себя человеком, если ты черепаха. (с) grisha1974
NoName19-11-2008 13:01 №2
NoName
Автор
Группа: User
Roni Fox, спасибо. К сожалению, ценность осознается позже. В большинстве случаев. Не знаю, почему. Наверное, наказание.
Лишних людей больше не будет - не Фэн-Шуй
Радуга22-11-2008 22:54 №3
Радуга
Автор
Группа: Passive
Воспоминания детства - самые яркие, вызывающие ностальгию. Тоска по нас, маленьких. А маленькие, как правило, еще счастливы. Щемящие воспоминания о молодых родителях, для нас тогда, тоже счастливых...
Кстати, мои первые мысли о любви были примерно таковы: "Она есть, любовь, точно есть. Ведь мама с папой так любят друг друга!"

Память… Самая злая шутка, которую могла с нами проделать жизнь. Самый великий дар, данный нам природой.


Хороший переход от воспомининий, ассоциаций, звуков прошлых - к настоящим ассоциациям, запахам. Утро пахнет кофе, вечера - пылью. Вот вам и театр "появился на сцене"

И память, лицо одушевленное.

…Картинки сменяются. Я ничего почти не помню. С трудом вырываю из сознания пазлы, и они соединяются. Частей недостает. Из уплотняющегося пространства возникают, как будто обтянутые тугой паутиной, лица, силуэты, неясные образы – и тают, быть может, навсегда. Память играет с нами; порой, эти игры жестоки.


Память то в детстве, то в недавнем прошлом. Ушедшие близкие. Папа, Виктор.

Когда мы молоды, у нас так много причин не сказать…


Сейчас я могу дать жизнь своим воспоминаниям – навсегда или на несколько мгновений. Хотелось бы – навсегда.


Елена! Вы дали жизнь своим воспоминаньям. Отдали дань ушедшим близким. И сделали это для себя тоже.
Очень трепетно написано. С болью душевной. Спасибо.

Сообщение правил Радуга, 22-11-2008 22:59
Всю жизнь она дула в подзорную трубу и удивлялась, что нет музыки. А потом внимательно глядела в тромбон и удивлялась, что ни хрена не видно.
NoName22-11-2008 23:09 №4
NoName
Автор
Группа: User
Спасибо большое. Для меня это очень важно.
Лишних людей больше не будет - не Фэн-Шуй
Ladoga25-11-2008 11:42 №5
Ladoga
Уснувший
Группа: Passive
Очень хорошо.
NoName25-11-2008 21:52 №6
NoName
Автор
Группа: User
Ladoga, спасибо большое.
Лишних людей больше не будет - не Фэн-Шуй
эххо12-01-2009 13:11 №7
эххо
Забанен
Группа: Passive
Да, это тоска по нас) И переходы от воспомининий к воспламенениям и вправду чудо как хороши...
Ах, вы так пишете, что не я могу сдержать отзывов!
NoName12-01-2009 14:02 №8
NoName
Автор
Группа: User
Спасибо, эххо. Я рада, что Вам так понравилось. Потому что для меня этот рассказ был исповедью, хотя я знаю, что читатель может быть жесток. Я рискнула и вижу, что не зря. Что меня поняли. Мой отец, три года после инсульта был лежачим больным - тяжелое воспоминание. И друг, которого убили в перестрелке... Настал тот момент для меня, когда я решилась об этом вспомнить. И поделиться воспоминаниями. Благодарна, что они нашли отзвук и Вашей тонкой душе.
Лишних людей больше не будет - не Фэн-Шуй
Apriori12-01-2009 14:05 №9
Apriori
Тигрь-Людовед
Группа: Passive
эххо, не переживайте ))))
недержание - это у вас от души :)
главное ведь не захлебнуться самой, верно? ) а на всех остальных - отзывнуть как следует да и все )
Хм. Может, вы Несдержанка? :)
:): - смайл Шрёдингера
эххо12-01-2009 14:46 №10
эххо
Забанен
Группа: Passive
Apriori, какой у вас мощный на меня игнор, я просто под впечатлением)
Apriori12-01-2009 14:47 №11
Apriori
Тигрь-Людовед
Группа: Passive
там и оставайтесь :)
:): - смайл Шрёдингера
эххо12-01-2009 14:52 №12
эххо
Забанен
Группа: Passive
хе хе, от вас зависит, принципиальная вы наша) Я как-то не припомню, чтобы взывала о беседе с вами.
эххо12-01-2009 14:56 №13
эххо
Забанен
Группа: Passive
NoName, иногда надо напрягаться не только, когда пишешь отзывы, но и когда читаешь их.
Прискорбно, я вас считал умнее и сообразительнее. А вы такая же ЛК-токсикованная, как и все.
NoName12-01-2009 15:08 №14
NoName
Автор
Группа: User
эххо, прискорбно, когда человек не понимает, где можно позволить себе юродствовать, а где это становится бестактным. Еще раз спасибо. Думаю, Вы затратили неимоверно больше энергии, чем я того стою.
Лишних людей больше не будет - не Фэн-Шуй
эххо12-01-2009 15:13 №15
эххо
Забанен
Группа: Passive
ух ты, да я в монастыре
всего хорошего, которого теперь здесь точно не осталось
DAN12-01-2009 15:18 №16
DAN
Уснувший
Группа: Passive
Вы просто молодец, правда! При прочтении полное погружение, спасибо Вам за настоящее произведение!
а не пойти ли мне? и я пошёл...
NoName12-01-2009 15:23 №17
NoName
Автор
Группа: User
Спасибо, DAN. Я надеялась, что получится.
Лишних людей больше не будет - не Фэн-Шуй
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 36 •